Н.К.Рерих Тирит

Н.К. Рерих "Тирит" 1925 г.

 

 

 

Эскиз  Н.К.Рериха

«Тирит»

 

Аукционный дом BonArt проводит  в г. Алматы (Казахстан)  свой 6-ой аукцион «Коллекционная живопись и графика». Предаукционная выставка открыта в Государственном музее искусств (ГМИ РК) имени А. Кастеева  с 17 мая и продлится до 30 мая. http://bonart.kz/ 

На продажу выставлена работа Н.К.Рериха «Тирит»  ( бумага, графический карандаш,  гуашь), датированная 1925 годом. Размер 22,5 на 30,1 см. В каталоге значится, что подлинность работы подтверждена Международным Центром Рерихов. Стартовая цена 30 – 40 тыс. долл. http://www.bonart.kz/tirit.html 

Судя по дате, рисунок был выполнен Н.К.Рерихом на маршруте Центрально-Азиатской экспедиции (1925 – 1928). 

 Фрагмент экспозиции  Фрагмент экспозиции

Фрагмент экспозиции предаукционной выставки

 Обратимся к путевым дневникам Николая Константиновича и Юрия Николаевича Рерихов. 

Напомним, 6 марта 1925 г «экспедиция покинула горную станцию Дарджилинга, а с нею  и гостеприимную страну Сикким» (1, с.15) Далее путь лежал через Кашмир и  Ладак в Китайский Туркестан через высочайшие горные перевалы мира. 

19 сентября вышли из Леха, столицы Ладака. Начался трудный подъём к заснеженному и обледеневшему перевалу Кардонг.   Юрий Николаевич записывает: «Едва ли не на каждом шагу мы замечали застывшие капли крови – следы проходивших здесь караванов. На таких высотах у людей и животных часто начинается сильное кровотечение».(1, с. 64) 

Спускались долго. Впереди узкой полоской  зазеленела долина Шайок, стиснутая отвесными скалами. Переночевали в деревне Кхалсара. На следующий день, 21 сентября продолжили путь. В трёх милях от Кхалсара перешли подвесной мост и благополучно добрались до живописной деревушки Тирит. Вокруг поля и плодовые деревья. Оказалось, что главный проводник экспедиции тибетец Лон-по владел здесь поместьем и пригласил уважаемых путешественников переночевать в его настоящем тибетском  доме. Рерихи  приглашение принимают, с интересом осматривают дом-крепость.  Хозяин «с гордостью показывает ворота-чортен с яркой росписью на стене».  (2, с. 113)  Затем ведёт дорогих гостей по этажам и залам своего замка.  «Стены чистых и светлых комнат второго этажа его дома были ярко расписаны изображениями восьми счастливых знаков тибетской религиозной орнаментики. С плоской крыши дома открывался великолепный вид, и до самой поздней ночи мы любовались волшебным лунным светом, заливавшим горные цепи, окружавшие мирную долину Шайок. Караванщики, позабыв о предстоящих трудностях и лишениях, затянули песни, сидя вокруг лагерных костров,  и вечерние песнопения наших буддистов сменялись протяжными, меланхолическими напевами Туркестана». (1, с. 64-65) 

Ночуют Рерихи в расписной тибетской комнате. «Яркий карниз. Широкое окно, низкая широкая дверь с большим кольцом запора. Песочный пол устилается цветными кошмами. В рисунке орнамента часто повторяется свастика. Посредине комнаты грузная колонна и на широком пилястре изображение Чинтамани – Сокровища Мира». (2, с.114) 

Утором 22 сентября, «еще до того, как над горами, окутанными ночной мглой, занялась заря», экспедиционный караван покинул гостеприимную деревушку Тирит. (1, с.65) Впереди были перевалы Сассер, Каракорум, Сугет – суровые горные рубежи на подступах к Китайскому Туркестану. 

Н.К Рерих Тирит

Н.К. Рерих. Тирит. 1925 г.

Недолгим  было пребывание Рерихов в Тирите. Всего вечер, ночь и очень раннее утро. Н.К.Рерих и Ю.Н.Рерих оставили нам свои  впечатления  об этих часах в  коротких строках   путевых дневников. А Николай Константинович успел сделать  ещё и карандашный набросок местного пейзажа, помечая для памяти его цветовое разнообразие, чтобы потом повторить  в  цвете. 

Спустя 89 лет карандашный рисунок великого мастера был привезён в южную столицу Казахстана и экспонируется в эти дни на предпродажной аукционной выставке. Аукцион состоится 31 мая 2014 года.

Как сложится дальнейшая судьба этой малоизвестной работы Мастера?

Литература:

1. Ю.Н.Рерих. По тропам Срединной Азии //Международный Центр Рерихов. М. 2012

2. Николай Рерих. Алтай – Гималаи //Рига. Виеда. 1992