Н.К. Рерих Гесер-хан

Н.К. Рерих "Гесер-хан". 1941 г.

 

Глущенко Л.И.

Культурный Центр им. Н.К.Рериха, Алматы

 

Гесэриада и ее герой Гесэр-хан

 в работах

Н.К. Рериха и Ю.Н. Рериха

 Поучительно видеть, как прошла Гесэриада по всему сердцу Азии.

Народы сложили свои лучшие думы.

Н.К.Рерих « Душа народа»

Многочисленные свидетельства широкой распространённости  эпоса о герое Азии Гесэр-хане были собраны Рерихами в ходе Центрально-Азиатской экспедиции (1924-1928 гг.). Европейскому востоковедению к тому времени уже были известны некоторые его варианты.  Рерихам же удалось обнаружить и записать неизвестные ранее версии этого героического повествования, дополнить его новыми деталями, проследить историю его создания, распространения, выяснить его современное положение в культуре азийских народов. Но самое главное, Рерихи увидели в традиционном облике мифологического персонажа черты исторической реальности. 

Николай Константинович Рерих сведения о Гесэр-хане[1],  в том числе о сохранившихся материальных свидетельствах,  связанных с его именем, приводит не только в дневниковых записях, но продолжает размышлять о феномене эпоса и его главных персонажах многие  годы спустя после завершения экспедиции. Эти мысли-строки вплетены в тексты некоторых  его статей, очерков и эссе. Тема Гесэра и в некоторых его картинах, не просто  иллюстрирующих  эпос, но информационно его  дополняющих. 

Перелистаем некоторые страницы книг Н.К.Рериха, посвящённых этому эпическому герою.

В очерке «Эрдени Мори» Николай Константинович обобщает множественные сказания и пророчества европейских и азиатских народов о белом коне, пребывающем в местах тайных, но иногда выходящего и всегда несущего своим появлением что-то особенное в мир людей. Согласно преданиям, конь принадлежит обязательно  выдающейся исторической личности. У разных народов – разным. Кроме Гесэр-хана в этом ряду имена Святого Егория, Флора и Лавра, Световита, Исфагана, Арджуны, Святого Губерта, Ригден-Джапо и Великого Всадника. А далее Рерих пишет о поразительном сходстве описаний необычных сверхфизических свойств, принадлежащих  этому животному. В Азии участникам Центрально-Азиатской экспедиции  довелось увидеть сохранившиеся  на скалах следы, по утверждению местной традиции, являющиеся следами подков коня Гесэр-хана. [1, с.298 – 301] 

В другом очерке «Зигфрид» Николай Константинович опять обращает наше внимание на сходство некоторых подвигов германо-скандинавского мифологического героя Зигфрида с Гесэр ханом. Даже имя  супруги Гесэр хана - Бругума невольно напоминает имя Брунгильды, жены Зигфрида  [1, с.396 - 399]. 

В очерке «Знамя Мира» Рерих рассказывает о значительности и необычайной распространённости  символа Триединства в культурах разных народов, на изображениях святых и подвижников. В том числе – на изображениях Гесэр-хана и Владыки Шамбалы Ригден-Джапо. Кстати, эти имена поставлены  Рерихом в одном предложении,  безусловно,  обозначая пока невидимую нам связь между эпическим героем и самым почитаемым Обликом Азии [2, с. 206 - 207]. 

Очерк «Ступени». Гималайский хребет, знаменитый снежный перевал Ротанг, через который веками шли караваны и путники в Тибет и далее в Среднюю Азию. Но рядом с тропой кем-то и когда-то выложены «странные» ступени из  «грузных» каменных блоков -  «богатырская лестница». Молва утверждает, что она была построена именно Гесэр-ханом [2, с.283 - 284].

В очерке «Душа народа» Николай Константинович уточняет: Гесэр сложил эти ступени, «когда шёл воевать против неправды». И «следы коня Гесэрова» Рерихи видели, оказывается, на скалах Ладака, когда-то одной из исторических областей Большого Тибета, а ныне маленького гималайского княжества на севере Индии. Здесь же, в Ладаке, «на горе светлая дверь в твердыню героя», песни о Гесэре и его жене Бругуме. Согласно преданию Ладак - родина Гесэра.  А в Каме, другой исторической области «Большого Тибета», сохранился дворец Гесэра, в котором вместо балок были положены «богатырские мечи» его воинов [2, с. 420]. 

Об этом же свидетельствует и Ю.Н.Рерих в записи лекции «Страна снегов» (подробно рассмотрим её ниже), отмечая сходство традиций, описываемых в средневековых европейских и тибетских эпосах – боевым мечам героев давались личные имена. Так, например, в Тибете 

«самые знаменитые мечи берутся из так называемого лаканга, или храма Гэсэра, расположенного близ Джьекундо в  Северо-Восточном Тибете. Рассказывают, что по завершении своих подвигов царь Гэсэр хранил все свое оружие в этом храме. Потолок храма сделан из длинных мечей и копий вместо балок. Во время недавней китайско-тибетской войны много таких мечей было украдено тибетскими солдатами и сейчас их предлагают за баснословные цены» [10, с.264-265].

В путевом дневнике Н.К.Рерих отметил, что в Ладаке члены экспедиции познакомились с бывшим королём этого, некогда сильного и самостоятельного  княжества. Бывший король Ладака оказался человеком образованным, с приятными манерами и внешностью, хорошо разбирался в буддийской  литературе, был знатоком истории Тибета и своего народа. Выяснилось, что 

«короли Ладака ведут свое происхождение от героического Гессер-хана» [3, с.102, 107].  

Н.К. Рерих Замок Гесер-хана

Н.К Рерих "Замок Гесэр-хана" 1929 г. Серия "Замки Гесэр-хана"

 Н.К. Рерих Меч Гесера

   Н.К. Рерих "Меч Гэсэра" 1932 г.

 Ю.Н.Рерихв книге «По тропам Срединной Азии»добавляет:

когда «нынешний раджа Ладака … появляется на улицах Леха во время редких визитов, многие люди падают ниц, приветствуя потомка древнего рода Гесера» [12, с.23].

Экспедицией во множестве были отмечены на скалах Тибетских нагорий, в Монголии «отчётливо запечатленные» древние изображения меча характерной формы, встречающиеся также в Сибири, на Кавказе, «во многих сарнатских и кельтских древностях», т.е. в Индии (Сарнатх) и в Центральной Европе. Николай Константинович записывает -  «значение этих изображений загадочно». Отмечает удивительное сходство столь разноудалённых изображений,  в какой-то степени приоткрывающих тайну доисторического переселения народов и  размышляет об изначальном  их символизме.  «Знак ли битвы»?  «Знак ли мужественного прохождения»? «Забытая граница»? «Победа»? В Азии эти изображения меча предания связывают  с Гесэром и они являются объектами паломничества и поклонения местных племён. Кроме того, в коллекции тибетских танок (буддийская иконография на холсте), собранных Рерихами в экспедиции, была одна с редким изображением самого «Великого Гесэр-хана»,  с изображениями его перевоплощений, сюжетами былых подвигов и знаками готовности пришествия в мир для новых свершений. Об этом пишет Николай Константинович в очерке «Меч Гесэр-хана»  [5].

Также Рерихами в ходе экспедиции  были зафиксированы лично и описаны по рассказам  местного населения ряд предметов, которые, согласно преданиям, принадлежали героям эпоса  – седло Гесэр-хана, прялка и бубен Бругумы и некоторые другие [3, с.99]. 

Почитание Гесэр-хана Н.К.Рерих отмечает не только ладакцами и монголами. В путевом дневнике он делает запись о яркой картине «Владыка Богов» на алтаре в китайском жилище.  «Картина новейшей простой работы, но очень декоративной». Владыка на картине был изображён в традиционных символах, используемых в изображениях Гесэра, имя которого в Китайском Туркестане произносят как «Кейсар» [4, с.182].

Во время длительного стояния экспедиции в Урумчи Николай Константинович записывает: «В Лхасе есть храм Гессер-хана» [6, с.245]. А несколько ранее – «Храм Гесэр-хана выстроен на месте явления Авалокитешвары» [3, с.99]. Не об одном и том же храме идёт речь? 

Кроме того, Н.К.Рерих не единожды обращает наше внимание на существующие, и пока не понятые нами  связи, между Гесэром и Гуаньинь, Богиней Милосердия, образ которой в буддизме восходит к Авалокитешваре, широко почитается в Китае и  других регионах Азии. А также между Гесэром и Арья-Балом – так называют монголы и российские буддисты, например, калмыки, Авалокитешвару, Бодхисаттву Бесконечного Сострадания всех Будд [3, с. 98].  В очерке «Жданные сроки» мы встречаем такую фразу:

«Проведите деление между Гесэр-ханом и Шамбалой! Не удастся, ибо один корень у этого глубокого эпоса, близкого азийским народам» [7, с.138]. И восклицает: «Если бы на Западе понимали, что значит в Азии слово Шамбала или Гесер-хан!» [8, с.298]. 

Некоторые народы Азии отмечают особые дни памяти этого героя. Об этом пишет Николай Константинович: «Весною в Ладаке бывает праздник Гессера с пеньем и стрельбою из лука». [3, с. 99] Устраивают праздники в честь «Гесэра-героя, справедливейшего и отважнейшего» в Монголии и Бурятии [2, с. 420].

В некоторых версиях эпоса существуют сюжеты, в которых повествования о  Гесэр-хане связаны с созвездиями Ориона и Большой Медведицы, наделяемые азийской космогонией особыми свойствами и значением [3, с.100], [6, с.252].

Добавим, что в 1936 году в одном англоязычном издании была опубликована статья Николая Константиновича с говорящим названием  «The Sword of Ghessar Khan» [10, с.83, 87], известная в переводе на русский язык как уже упоминавшаяся «Меч Гесэр хана», опубликованная на русском языке лишь в 1995 году в сборнике «Химават» [5].

Также несколько своих художественных полотен посвятил Николай Константинович «справедливейшему и отважнейшему» герою. В 1929 году им была написана серия «Замки Гесэр-хана». Сколько работ вошло в эту серию, нам неизвестно. Но пять работ с таким названием воспроизведены в разных источниках, и с ними можно ознакомиться на некоторых Интернет-ресурсах[2]. В последующие годы  Н.К.Рерих также неоднократно возвращался к  теме этого выдающегося героя Азии, написав картины: «Дружина Гесэр-хана» в 1931г.,  «Меч Гесэра» в 1932 г., «Знаки Гесэра. (Скалы Лахула)» в 1935-1936,   ещё один «Меч Гесэра (Граница меча)» в 1943 г., наиболее известную  картину «Гесэр-хан»[3] в 1941 г., «Гималаи. Обитель Гесэра» в 1947 г.

Н.К. Рерих Дружина Гесера 

Дружина Гесэр-хана  
 
1931

 Н.К. Рерих Замок Гесер-хана

Замок Гэсэр-хана  
 
серия «Замки Гэсэр-хана»

 Учитывая, что местонахождение значительной части художественного наследия мастера неизвестно, можно предположить, что возможно есть и другие работы Николая Константиновича, посвящённые данной теме.

 В 1928 году Центрально-Азиатская экспедиция Академика Н.К.Рериха завершилась в Дарджилинге (Индия). В этот же год Рерихами был основан Институт Гималайских исследований «Урусвати» и семья обосновалась на севере страны в долине Кулу. В следующем, 1929 году, Николай Константинович вместе со старшим сыном, молодым, но уже известным учёным-востоковедом Ю.Н.Рерихом, едут в Европу, а затем в Нью-Йорк, где занимаются вопросами, связанными с будущей деятельностью института «Урусвати» и продвижением других важных культурных проектов. Юрий Николаевич организовывает кабинет тибетологии в Музее имени отца в Нью-Йорке, читает курс лекций в американских университетах о Тибете, о Монголии, об экспедиции,  готовит к публикации экспедиционные дневники. Одна из его лекций называлась «Тибет – Страна снегов» и в ней Юрий Николаевич впервые рассказывал широкой аудитории о популярном в Азии эпосе, о его герое Гэсэре, о некоторых экспедиционных находках, наблюдениях и собственных выводах [10, с. 255 - 287]. 

Эпос о Гэсэре  Юрий Николаевич характеризует как «сложное сочинение», объединяющее древний культ природы и такое же древнее сказание  «о великом царе-герое, правившем однажды, где-то на северо-востоке Тибета». Анализируя исторические корни легенды, Юрий Николаевич отмечает, что они уводят

«в далёкое прошлое великих кочевых империй Центральной Азии».

И что в нынешнем виде поэма

«вероятно, - сравнительно позднее сочинение, но ее ядро принадлежит к общему наследию кочевников Центральной Азии, и сохранило многое из древнего кочевнического эпоса. Это старинный памятник кочевой поэзии, созданный творческими усилиями нескольких кочевых народов». 

Современные варианты поэмы

«чрезвычайно популярны в Монголии и среди тюркских племен Центральной Азии». Кроме того, в «Тибете и Монголии эпос о Гэсэре постоянно продолжает обогащаться новыми песнями и эпизодами». Так как считается, «что Гэсэр снова вернется на землю и поведет кочевые племена против могущественного врага, который придет установить царство зла». Юрий Николаевич отмечает явно выраженный мессианский характер эпического облика Гэсэра. Более того, экспедицией были собраны сведения, подтверждающие «то важное обстоятельство, что новая глава в обширном эпосе о Гэсэре еще только пишется» [10, с. 268]. 

 В этой же лекции Юрий Николаевич описывает, не раз им наблюдаемую, традиционную тибетскую вечернюю трапезу, когда все члены семьи собираются у очага в  палатке. Как правило, трапеза завершается обменом новостями и если кто-то из семьи умеет петь, он непременно споёт древнюю балладу о Гэсэре, «могучем царе-воине, завоевавшем некогда Тибет, о том, что он снова появится когда-нибудь на земле, чтобы установить царство справедливости». При этом  Юрий Николаевич  отмечает отношение слушателей к этому внешне привычному  действу: «Обычно невыразительные лица кочевников неожиданно озаряются внутренним пламенем, которое лучше слов передаёт, что древний воинственный дух всё ещё дремлет в глубине сердца кочевника». В просветлённых обликах слушателей проступает не просто искреннее  почитание героя, но нечто интуитивно-сокровенное, хранящееся  до времени в глубинах сердца и духа [10, с. 262].  

Огромную популярность «великого эпоса» среди тибетских кочевников характеризует наличие рукописных, бережно хранимых в семьях книг с его главами, которые можно увидеть достаточно часто. При этом другие книги – большая редкость в палатке кочевника.

«Для кочевников Восточного и Северного Тибета легенда о Гэсэре не просто эпос — это их религия, их воплощенная надежда на лучшее будущее, которое представляется им по образцу их славного прошлого» [10, с. 268]. 

В 1931 году  были изданы путевые дневники Ю.Н.Рериха «Trails to Inmost Asia», позднее многократно переиздаваемые в Америке [9, с.32].  К сожалению, советские читатели смогли познакомиться с ними лишь в 1982 году. Именно тогда впервые они были переведены на русский язык и опубликованы одним дальневосточным издательством под редакцией и с предисловием академика А.П.Окладникова, и названы «По тропам Срединной Азии» [9, с,45].  В этой книге Юрий Николаевич сообщает о том, что

«во время длительного пребывания среди хорских кочевников экспедиции удалось собрать дополнительные данные, которые четко устанавливают важный факт, что почти написана новая глава многотомной эпической поэмы о Гесере. В Монголии находится в процессе создания новая глава о будущих подвигах Гесера. Эти новые добавления имеют характер пророческих песен». Более того, «кажется, что кочевые племена Монголии и Тибета, взволнованные каким-то скрытым беспокойством, ищут вдохновения в древних преданиях своего прошлого» [12, с. 332]. 

В 1942 году  в одном из научных англоязычных индийских журналов была опубликована объёмная статья Ю.Н.Рериха  «The Epic of  Kesar of  Ling» [9, с. 37] , в которой он обобщил и систематизировал все ранее известные западной науке сведения об эпосе, сообщил новые, проследил историю его создания, развития и распространения, выдвинул некоторые научные версии и гипотезы, приложил обширнейшую библиографию изданий по этому вопросу.  В 1967 году эта статья была переведена на русский язык и опубликована в сборнике избранных трудов Института народов Азии Академии наук СССР под названием «Сказание о царе Кэсаре Лингском» [9, с.43].  В 1995 году она была заново переведена  тибетологом и лингвистом, ученицей Ю.Н.Рериха  Дылыковой-Парфионович В.С., и напечатана с её же примечаниями в журнале «Декоративное искусство» [9, с.49]. Эта публикация способствовала широкой популяризации истории эпоса в постсоветском пространстве.  И, наконец, в 1999 году был издан сборник избранных статей, лекций и переводов  Ю.Н.Рериха «Тибет и Центральная Азия», в который вошла и вышеназванная статья в переводе  Альбедиля О.В. [10, с. 56 - 87].  Сборник имел большой успех у читателей и, несмотря на немалый тираж в 5000 экземпляров, быстро стал библиографической редкостью.  До сегодняшнего дня эта работа Ю.Н.Рериха является наиболее полным и системным исследованием Гесэриады – самого известного героического эпоса Азии.  

Научный редактор сборника Воробьёва-Десятовская М.И. в предисловии отмечает, что статья Ю.Н.Рериха «Сказание о царе Кэсаре Лингском», несмотря на прошедшие десятилетия со дня её первой публикации «продолжает сохранять своё значение для науки» и признаёт, что «никто из европейских учёных не получил ещё возможности да и не имел достаточных языковых навыков»,  чтобы дополнить приведённые Юрием Николаевичем сведения новыми устными и письменными версиями эпоса и их сравнительным анализом [10, с. 7]. 

Перечисляя уже известные западной науке версии эпоса, Юрий Николаевич присоединяет к ним тибетские и ладакские варианты, и ещё одну амдоскую версию, им записанные. Уточняет, что эпос развивается, и к нему постоянно добавляются новые главы. Предполагает,

«Большая часть эпоса о Кэсаре, вероятно, родилась среди кочевых племён Северо-Восточного Тибета. Не исключено, что многие мотивы были заимствованы из иностранных источников». Так как известно, что: «С древних времён земли кочевников Северо-Восточного Тибета служили своего рода убежищем для кочевых племён, вынужденных укрываться в горных твердынях Тибета от политических волнений в степном поясе Центральной Азии. Несомненно, что эти пришельцы приносили с собой свои племенные сказания и песни, постепенно включавшиеся в эпос тибетских племён».  И далее подчёркивает: «Мы всё ещё не можем разобраться в истории и эволюции эпоса, отличить оригинальную тибетскую основу от посторонних мотивов. Эпос о Кэсаре показывает его героев, живущих в стране с наполовину осёдлым, наполовину кочевым населением» [10, с.59]. И чуть ниже: «Историческая основа эпоса о Кэсаре уводит нас в далёкое прошлое великих кочевых империй Центральной Азии»[10, с. 78].

Популярен эпос «среди племен голоков. Считается, что Кэсар оставил свой волшебный меч» в их стране  и потому многие горные вершины в тех местах «связаны с именем Кэсара, например высокий снежный массив Аньемачен (A-myes-ma-chen), доминирующий над всем районом, в народе называют «Гэсар побранг», т. е. «дворец Кэсара» [10, с. 57]. 

Сопоставляя некоторые азийские хроники, Юрий Николаевич отмечает, что существовала «постоянная» и «древняя» традиция, связывающая имя царя Кэсара с центрально-азиатскими тюрками [10, с. 79].   

Некоторые сюжеты эпоса вполне соотносятся с известными историческими событиями и персонажами. Например, «показывают определённое сходство с историей   известного тибетского царя Сонгценгампо»[4]. Это указывает «что эпос о Кэсаре сложился или, по крайней мере, принял свою нынешнюю форму после периода тибетской империи, т.е. после первой половины IX в.» [10, с. 59 - 60]. 

В некоторых вариантах имя Кэсара идентифицируется с Гуань-ди (3 в н.э.), популярным и обожествлённым героем знаменитого китайского исторического повествования «Троецарствие». В честь  Гуань-ди строились храмы, и почитался он наравне с самим Конфуцием  [10, с. 80]. 

Иногда встречается «неожиданное утверждение, что сам Цзонхава, тибетский реформатор, был когда-то жрецом царя Кэсара Лингского» [10, с. 63]. 

Анализируя языковое разнообразие вариантов эпоса, Юрий Николаевич пишет о невозможности выяснения его датировки  и  происхождения, используя лишь известные  лингвистические методы. Однако и они позволяют «предположить следующую схему стадий развития эпоса о Кэсаре» [10, с. 60 - 61]. 

1.   Первоначальный примитивный героический эпос, сложившийся среди тангутских и тибетских племён северо-востока в добуддийский период. В изначальном виде представлял собой типичное поэтическое повествование о древних войнах между тибетскими и тюркскими племенами.

2.   Появление рукописных версий. В некоторых из них  присутствуют элементы древних религий, в том числе бон[5], архаизмов, что приближает их к начальной форме эпоса. В других более поздних  версиях  доминируют буддийские элементы. С лингвистической точки зрения, рукописные версии написаны языком и стилем, в большой степени сходными с тибетскими песнями и балладами, многие из которых восходят к добуддийскому периоду. В целом, рукописные версии являются большой редкостью.  

3.   Поздняя печатная сокращённая версия, отредактированная ламами в Каме. Язык печатных версий наиболее близок к классическому тибетскому. 

4.  Устные версии, обильно окрашенные местными племенными сказаниями и архаизмами. Юрий Николаевич предполагает, что устные версии выросли из рукописных,  значительно увеличившись в объёме.  Редкость рукописных версий эпоса приводит к различиям в  деталях, но основные эпизоды из жизни царя Кэсара остаются неизменными во всех вариантах. Язык устных версий по стилю приближен к разговорному и в значительной степени зависит от грамотности рапсода[6]

Все тибетские версии состоят из прозы и обширных поэтических фрагментов, лингвистический анализ которых позволил Юрию Николаевичу предположить, что исходный эпос о Кэсаре состоял исключительно из поэтических частей.

Рассматривая эволюцию эпического повествования Юрий Николаевич отмечает, что он: «содержит многочисленные параллели с европейским фольклором» [10, с. 61].Упоминая «многие остатки древних памятников» разбросанных по всему Тибету и связанных с именами героев эпоса и его эпизодов,  перечисляя их, Юрий Николаевич ссылается на уже упоминавшуюся статью Н.К.Рериха  «The Sword of Ghessar Khan» [10, с. 83, 87].  Сам же Юрий Николаевич подробно рассматривает особенности тибетских версий эпоса и версии нетибетских племён из пограничных с Тибетом районов. 

Мы же остановимся на монгольских версиях, существующих в напечатанном виде и в многочисленных рукописных вариантах. Распространению эпоса в Монголии, в немалой степени,  содействовала администрация Китая - монгольский вариант был напечатан в 1716 году в Пекине по приказу императора Канси [10, с. 72].  Юрий Николаевич пишет о его явном переводе  с тибетского оригинала и подтверждает этот факт сравнительным лингвистическим анализом личных имён и географических названий, упомянутых в тексте монгольского варианта, которые приведены либо в переводе с тибетского, либо в тибетской транскрипции. Тибетское происхождение монгольских вариантов подчёркивали и некоторые другие исследователи. Об этом также упоминает Юрий Николаевич [10, с. 74 - 75]. 

Некоторые главы эпоса были популярны  среди бурят и западных монголов, т.е. народов, заселяющих, в том числе, и сибирские территории России. Юрий Николаевич пишет о том, что науке известны четыре версии бурят-монгольского эпоса о Гесэре. В момент написания статьи  он  располагал сведениями о готовящемся к изданию в Российской академии наук, в сотрудничестве с монгольскими научными учреждениями, монгольского текста, перевода с комментариями и сборника статей по проблемам эпоса о Гесэре [10, с. 76].  Мы же добавим, что в 1973 году бурятский героический эпос «Гэсэр» был издан на русском языке  в Москве издательством «Художественная литература», в замечательном поэтическом переводе известного советского поэта Семёна Липкина, весьма  солидным тиражом в 30000 экземпляров [11]. 

Говоря о происхождении слова Кэсар (Гэсэр) Ю.Н.Рерих присоединяется к  мнению некоторых исследователей [10, с.79] о том, что

«оно представляет собой транскрипцию римского  титула «цезарь», принятый  кушанскими царями, а затем заимствованный ханами центральноазиатских тюркских племён через Хотан, составлявший часть кушанской империи. Позже, от центральноазиатских тюрков титул Кэсар был принят тибетскими и тангутскими племенами Северо-Восточного Тибета» [10, с.83]. 

Завершает Ю.Н.Рерих свою фундаментальную статью о царе Кэсаре Лингском словами о «настоятельной необходимости» ускорения изучения эпоса, так как под «давлением современной цивилизации»  носители древних традиций и сказители вынуждены менять образ жизни, и встречаются всё реже.

Статья Ю.Н.Рериха «Сказание о царе Кэсаре Лингском»  спустя годы не только не утратила своего значения, но стала ещё более востребована. Обширные и уникальные знания, которыми обладал учёный, позволили ему не только обобщить и систематизировать все имеющиеся сведения, в том числе малоизвестные,  о широко распространённом эпическом произведении Азии, но и привлечь внимание не только учёных к его главному персонажу – загадочному Гэсэру, любимому герою Юрия Николаевича.     

В 2004 – 2009  годах Международный Центр Рерихов (Москва) впервые осуществил издание многотомного фундаментального труда Ю.Н.Рериха по истории Центральной Азии. В нём учёный проследил за период с палеолита до конца 14 века культурно-исторические пути становления, развития и взаимоотношений центральноазиатских племён и народов, в том числе давших миру образцы великих империй, блестящие эпохи расцвета искусств и духовных прозрений. Есть в этом труде и глава о Тибете, а в ней – сведения о царе Гесаре.  Позволим себе привести ниже небольшой фрагмент из этой главы, учитывая пока ещё недостаточную  доступность  этого издания.   

«В связи с народами dru-gu тибетские источники постоянно упоминают имя царя Кесара—Гесара (Ge-sar), вождя среднеазиатских кочевых племен, с которыми тибетцам пришлось иметь дело в течение VI—IX вв. Имя царя Гесара прочно вошло в легенду Падмасамбхавы. В «Книге велений Падмасамбхавы» (Padma'i bka-thang-yig) царь Гесар неоднократно упоминается как вождь враждебных Тибету среднеазиатских племен. Во второй главе (кha) этой книги говорится о походе тибетских войск в страну Dru-gu, который окончился победой тибетцев и насильственным переселением части этих dru-gu в область Мон. В другом месте той же книги  говорится, что «царь Гесар был для Тибета подобно бешеному коню. С помощью волшебства Гесар был побежден. Тибетское войско в боевом порядке нанесло поражение Гесару». Ранее  царь Гесар упоминается среди четырех владык мира: на востоке под созвездием Плеяд (smin-drug) — владыка мудрости, император Китая; на юге под созвездием Gandusa — владыка религий, царь индийский; на западе под Луною (zla ba) — царь богатств, персидский царь; на севере под созвездием Большой Медведицы (sme-bdun) — царь полчищ, Гесар. Страна Гесара упоминается вместе со странами: Гажа-юль (Ga-za'i-yul; вероятно, опечатка вместо A-za'i-yul), Бруша-юль ('Bru-za'i-yul, Хунза-Нагар), Бхала-юль (Bha-la'i-yul, Балх-Бактрия), Шангшунги-юль (Zang-zung-gi-yul), Тагзигги-юль (sTag-gzig-gi-yul, Иран) и Тохарги-юль (Tho-gar-gyi-yul, Тохари-стан или Тохарское царство Кучи в Восточном Туркестане). В другом месте Гесар назван царем страны Phrom-khrom, каковое название, возможно, следует поставить в связь с «пар-пурум» кошоцайдамской надписи. Вышеприведенные цитаты подтверждают тибетское предание, согласно которому царь Гесар был вождем-ханом одного из среднеазиатских тюркских племен на северо-востоке Тибета в эпоху тибетского имперского периода (VI—IX вв.). Возможно, что приведенные отрывки являются поэтическим отражением борьбы Тибета с туюйхунями, завершившейся победой Тибета в 663 г. Тибетская эпика о Гесаре, царе Линга (gLing), представляет собой уже чисто тибетское произведение, но несомненно, что в основе его лежат эпические сказания среднеазиатских кочевых племен и что она является продуктом народного творчества многих народов и многих веков» [13, С. 285]. 

В завершение нашего краткого обзора сведений из статей Ю.Н.Рериха о царе Кэсаре  приведём слова востоковеда Воробьёвой-Десятовской: «Ю.Н.Рерих оставил неизгладимый след в русском востоковедении, и его труды ещё долго будут служить путеводной нитью в тибетанистике – одной из сложнейших областей востоковедения» [10, с.12]. Он «был единственным среди собратьев по профессии знатоком письменных источников, языков и среды обитания народов, исследованию которых он посвятил свою жизнь» [10, с.5]. 

Постоянным членом Центрально-Азиатской экспедиции была супруга и верная спутница её руководителя,  Н.К.Рериха, Елена Ивановна Рерих. Записанные ею предания, легенды, предсказания  и пророчества в духовной традиции Азии, ранее неизвестные Западу,  были собраны в книгу «Криптограммы Востока». Книга впервые  была издана в Париже в 1929 году под псевдонимом Ж.Сент-Илер. На её страницах в ряду сокровенных историй о Владыке Будде, Христе, Аполлонии Тианском, Сергии Радонежском, Акбаре Великом и др. есть пророчество, которое так и называется «Пророчество о Шамбале и Майтрейе», а в нём несколько строк посвящены Гессер-хану.  Контекст пророчества высвечивает особую смысловую роль этого героя Азии в её истории и в будущих построениях [14, с.72-74]. 

Елена Ивановна упоминает имя Гессера и в некоторых своих письмах. В 1941 году – «У Юрия имеется много материала и статей о Гессер-хане. В настоящее время этот эпический сюжет очень всех интересует». [15, с.106]. В другом письме она от имени Николая Константиновича договаривается о серии лекций для Юрия в Бенаресском университете: «Ведь темы могут быть не только о Тибете, но и вообще о Центральной Азии и о Гесар-хане» [15, с.117]. В 1949 году –

«Сын Юрий заканчивает новую работу, благо здесь легче достать необходимый материал. Попутно собирает много интересных легенд среди местного населения.  Простой народ любит свой героический эпос, и все древнейшие пророчества живут в их сердцах. Народ зажигается, когда вы с ними беседуете о Гессер-Хане, о Шамбале…» [16, с.214]. В другом письме: «Среди местного населения и китайцев, монголов, и приезжих тибетцев ходят слухи, вернее, распространяются пророчества древние о [появлении] единой Державы, возглавляемой Кессар-ханом (легендарным Героем эпоса народов Азии), которая одна будет существовать в мире. Интересно, что каждая народность приписывает себе главную роль» [16, с.351]. И ещё в одном: «В Монголии распевают песни о Кесаре, распространяют пророчества древнейшие» [16, с.355]. 

Подводя итоги обзору сведений о Гесэр-хане в творчестве Рерихов, отметим следующее.

1. Несмотря на то, что эпос о Гесэр-хане уже был известен востоковедческой науке, Ю.Н.Рерих значительно расширил и углубил эту сферу знаний, привнеся дополнительные, ранее неизвестные сведения.  

2. Н.К.Рерих популяризировал имя Гесэра в своём литературном и художественном творчестве, расставляя  вехи к постижению его сокровенного облика.

3. Владея самыми широкими знаниями в области культуры, истории, философии народов Азии, Рерихи видели в этом пространстве события и героев, прикрытых до времени вуалью мифов, легенд и пророчеств, но имеющих важнейшее значение, как в прошлом, так и в будущем,  для судеб не только азийских народов.

4. Понимая особую значительность некоторых исторических обстоятельств и людей с ними связанных, Рерихи одной из своих задач ставили самое широкое распространение сведений о Гесэре и  Шамбале не только как мифологических образов, но имеющих и иные, в том числе исторические корни. 

Благодаря Рерихам интерес к эпосу и его герою значительно вырос в западном обществе и на просвещённом Востоке, появились новые исследования, публикации. Например, «в начале  60-х гг. монгольский учёный Дамдинсурен собрал монгольские версии сказания о Гесэре и попытался воссоздать «Исторические корни Гесэриады»[7] [10, С.8].    Некоторые современные исследователи проводят сравнительный анализ эпоса о Гесэре и других азийских эпосов. Известна работа киргизского учёного Молдобаева И.Б. «К вопросу о сравнительном изучении эпосов «Гесэр» и «Манас» [17].  О публикации бурятского героического эпоса «Гэсэр» на русском языке мы писали выше. 

И всё-таки, несмотря на расширение круга исследователей самых разных специальностей, обращающихся к Гесэриаде, можно со всей ответственностью утверждать, что  и они, и все последующие, будут неизменно черпать из глубин наследия, оставленного нам Рерихами, всё новые мысли и идеи, которые будут неизменно обогащать их творческую мысль и деятельность.       

Литература:

1.      Николай Рерих. Листы дневника. Т.1. Серия «Большая Рериховская библиотека»// Международный Центр Рерихов. Фирма БИСАН-ОАЗИС. М, 1995.

2.      Николай Рерих. Листы дневника. Т. 2. Серия «Большая Рериховская библиотека» // Международный Центр Рерихов. Фирма БИСАН-ОАЗИС. МАСТЕР-БАНК. М, 1995.

3.      Николай Рерих. Алтай-Гималаи. Путевой дневник. Глава 5 «Ламаюра – Лэ – Хеми» // Рига. «Виеда». 1992.

4.      Николай Рерих. Алтай-Гималаи. Путевой дневник. Глава 8 «Такла-Макан – Карашар» // Рига. «Виеда». 1992.

5.      Н.К.Рерих. Химават. Сборник произведений разных лет // Самара. Агни. 1995.

6.      Николай Рерих. Алтай-Гималаи. Путевой дневник. Глава 9 «Карашар – Джунгария» // Рига. «Виеда». 1992.

7.      Николай Рерих. Листы дневника. Т.3. Серия «Большая Рериховская библиотека» // Международный Центр Рерихов. Фирма БИСАН-ОАЗИС. М, 1996.

8.      Николай Рерих. Алтай-Гималаи. Путевой дневник. Глава 9. «Монголия» // Рига. «Виеда». 1992.

9.      Юрий Николаевич Рерих. Биобиблиографический указатель //Международный Центр Рерихов. Мастер-Банк. М, 2002.

10.  Ю.Рерих. Тибет и Центральная Азия. Статьи. Лекции. Переводы //Самара. Издательский Дом «Агни». 1999.

11.  Гэсер. Бурятский героический эпос // Москва. Художественная литература. 1973.

12.  Ю.Н.Рерих. По тропам Срединной Азии // Издательский Дом Агни. Самара. 1994.

13.  Ю.Н.Рерих. История Средней Азии. Том 2. Глава «Тибет» // Международный Центр Рерихов. Мастер-Банк. М. 2007.

14.  Ж.Сент-Илер. Криптограммы Востока // Международный Центр Рерихов. М. 1992.

15.  Елена Ивановна Рерих. Письма. Том VII (1940-1947) // Международный Центр Рерихов. Благотворительный Фонд им. Е.И.Рерих. Мастер-Банк.    М, 2007.

16.  Елена Ивановна Рерих. Письма. Том VIII (1948-1950) // Международный Центр Рерихов. Благотворительный Фонд им. Е.И.Рерих. Мастер-Банк. М, 2008.

17. Интернет-ресурс:   http://tengrifund.ru/k-voprosu-o-sravnitelnom-izuchenii-eposov-geser-i-manas-v-svete- trudov-yu-n-rerixa.html

  Опубликовано в сборнике:

"Ю.Н. Рерих. 110 лет со дня рождения" Материалы научно-общественных чтений, г. Алматы, Казахстан. 2013 г.

 

Также на эту тему:

Ю.Н. Рерих "Сказание о царе Кэсаре Лингском

Глущенко Л.И. Сказание о Гэсэр Хане. По материалам статьи Ю.Н. Рериха «Сказание о царе Кэсаре Лингском».


[1] В статьях разных лет и Н.К.Рерих и Ю.Н.Рерих используют разное написание имени героя эпоса – Гэсэр, Гесэр, Гессер, Кейсар и пр. В данной статье приведены те, которые использованы Рерихами в упоминаемой по контексту статье.

[2] Например,  на сайте «Сердце Азии» http://www.roerich.kz/gallery.htm

[3] Эта работа была подарена сыну Юрию. Она была среди работ отца, которые Ю.Н.Рерих в 1958 г. привёз в СССР, и  висела в кабинете его московской квартиры.

[4]  Сонгценгампо (в др. вариантах Сронцзангамбо) в VII веке царь Тибета, чьи войска прошли по западному Китаю, части Китайского Туркестана, южной Монголии. Женился на непальской и китайской принцессах, глубоко верующих буддистках, которые обратили царя в буддизм и способствовали распространению этого учения в его царстве. Так появился буддизм в Стране снегов. (Ю.Н.Рерих. Страна снегов. Лекция. См. [10, с. 272 ])

[5]Бон — это сложное учение, в котором древние формы шаманизма Северной Азии смешаны с верованиями и обрядами религии природы примитивного населения Северо-Западной Индии. Восходит ли этот примитивный культ к индоевропейской древности или - как я склонен думать - к доарийскому слою населения, все еще невозможно установить определенно. Существуют две формы бона: примитивное почитание природы, полное шаманских и некромантских ритуалов, а иногда кровавых жертвоприношений, и реформированный бон, или адаптированный к буддизму. В первой форме бона мы встречаем богов неба и земли, солнца и луны, звезд и четырех сторон света. К этой форме бона принадлежит цикл легенд о Гесэре. (Ю.Н.Рерих. Тибет – Страна снегов. Лекция [10, с. 266] ).

[6] Рапсоды – жрецы или заклинатели царя Кэсара. Среди них встречаются как профессиональные странствующие сказители, отличающиеся особой одеждой, так и обычные мужчины и женщины. Декламация эпоса занимает от 3-х до 5-ти дней. Эпос поют или читают нараспев [10, с. 62].

[7] В начале 60-х годов 20 века