Н.К. Рерих Держательница мира

Н.К. Рерих. Держательница Мира

 

 

 

Держательница Мира

и маркграфиня Ута

из Наумбурга

 В 1933 году Н.К.Рерих написал картину «Держательница Мира». На фоне неба и снежных вершин изображена прекрасная женщина. На плечах красный плащ,  ниспадающий к ногам.  На голове убор, напоминающий корону. В одной руке ларец. Другой рукой  характерным жестом она придерживает высокий ворот плаща. Картину Николай Константинович посвятил своей жене, спутнице в путешествиях, верной сотруднице во всех начинаниях,  «другине» Елене Ивановне Рерих.

Маточкин Е.П. в статье «Космичность искусства Н.К.Рериха», говоря об облике  Держательницы Мира,  упоминает «замечательный памятник ранней готики, - скульптуру маркграфини Уты из Наумбургского собора» в Германии, которую «перефразировал» художник в своей работе.   [1, с.172-173]

И действительно, Николай Константинович на своём полотне воспроизвёл облик жены средневекового германского феодала с необычайным сходством. Поза, складки плаща, положение рук – всё как на наумбургской скульптуре. Обобщёны и стилизованы лишь украшения головного убора.  Николай Константинович придал ему явно выраженную форму короны. Но есть и отличия. Маркграфиня в левой руке держит нечто, завёрнутое в край плаща. На картине Н.К.Рериха в руке Держательницы Мира –  ларец.

 Вехи, знаки, символы расставлены - Германия, Наумбург, маркграфиня Ута, ларец, Елена Ивановна Рерих, Держательница Мира. Что между ними общего? Что их объединяет? Что знал Николай Константинович, но не счёл нужным оповещать открыто? 

 Перенесемся в Германию ХI века. В ту пору феодальные германские княжества входили в состав  только что образованной Священной Римской империи (962 г.), которой  правил император, избираемый феодалами и  коронуемый в Риме.  Императорская власть была непрочной.  Нередко феодалы обнажали меч против своего правителя, а Римский папа мог лишить его своего покровительства.  

 Одно из феодальных владений, расположенное на важном перекрестке дорог,  принадлежало Эккехарду I, маркграфу Мейсенскому и его семье. Он был храбрый воин и  славился своим необузданным нравом. После смерти короля Оттона III (1002г.) Эккехард был предательски убит и позорно обезглавлен недругами, как реальный претендент на высшую власть. Об этом событии подробно повествуют хроники.                                                                             

 У погибшего маркграфа осталось двое малолетних сыновей. Старший, Херман, встал во главе маркграфства спустя семь лет после смерти отца, в 1009 г. и управлял им 22 года. После его смерти графство наследовал младший брат, Эккехард II , который владел им 15 лет с 1031 г. по 1046 г.  вплоть до своей внезапной кончины на 54 году жизни. К сожалению,  сведения о братьях весьма скудны. Однако и то немногое, что донесли до наших дней хроники, характеризует их как преданных своему правителю отважных воинов, просвещенных и передовых людей своего времени. Сохранился отзыв императора  Генриха III о своем вассале Эккехарде II: «вернейший из верных». Согласитесь, эта короткая фраза говорит о многом. 

Отец, Эккехард I, имел родовой замок в Гене, но он был недостаточно укреплен и часто подвергался набегам врагов. Поэтому старый маркграф начал строительство новой крепости в другом, стратегически более удобном месте (Burg) – Neuburg . Крепость быстро обросла крестьянскими хозяйствами,  и бедный люд со всех сторон потянулся под защиту сильных и справедливых господ. А там где замок – там храм и рынок. Так возник Наумбург, один из первых средневековых городов Германии.   

Братья  Херман и Эккехард II продолжали отстраивать город. Именно они предложили перенести в Наумбург резиденцию епископа, которая находилась в старом  замке в Цейтце, где не было возможности обеспечить достаточную безопасность.  Резиденция епископа была перенесена во времена правления  Конрада II. Шаг для того времени необычный, так как в случае предательства вероломный вассал мог бы захватить епископа в качестве заложника и выступить против законного правителя. Но Конрад II полностью доверял достойной династии Эккехардов.                                  

 Братья были бездетны. А убийство отца и надругательство над его телом легло на семью тяжелым позором. И потому братья вкладывали значительные средства в строительство аббатства в старой Иене и монастырской церкви в Наумбурге, куда перенесли останки трагически погибшего отца. Позже на месте церкви был основан собор (1255 – 1265 г.г.) Эти сведении почерпнуты нами из статьи О.Старовойтовой и её вариантах, опубликованных в других источниках. [2]Как свидетельствует универсальная электронная энциклопедия «Википедия», маркграфиня Ута, супруга Эккехарда II,  вошла в мировую историю под именем Уты из Наумбурга. Её отец, маркграф Адальберт фон Балленштедт и мать Хидда, из знатного саксонского рода, кроме Уты, имели ещё четверых детей. Один из них, Эсико Балленштедт, стал основателем рода Асканиев, Дитрих – настоятелем церкви в Балленштедте, Лудольф – монахом в монастыре Корвэй, сестра Хацеха – настоятельницей аббатства в Гернроде. Родилась Ута в замке Балленштедт утром 1.1.1000 или 996 года. Играла на органе, заботилась о бедных и больных, знала лекарственные травы. Предполагают, что её брак с графом Эккехардом фон Майсен был вызван политическими интересами крупнейших германских родов. Брак был бездетным и на нём окончился род Эккехардинов. После смерти супруга в 1046 году имущество семьи, унаследованное Утой, перешло частично аббатству Гернроде, управляла которым сестра Хацеха, а другая часть – кайзерше Агнес. 

Дата смерти Уты не известна. В соответствующих церковных книгах записано число 23 октября, а в графе «год» – пробел. Сопоставив эту запись с передачей имущества аббатству Гернроде, можно предположить, что после смерти мужа маркграфиня приняла монашество и исчезла из поля зрения светских хроник. Старовойтова О. в своей статье приводит цифру продолжительности жизни Уты 42 года. Т.е., возможно принятие монашеского сана ещё при жизни Эккехарда. Но, конечно, все приведённые сведения требуют дополнительных уточнений и исследований.

Сохранились народные баллады про Уту, которые рассказывают о ее добропорядочных чертах характера и приписывают ей благородные качества личности. В них же упоминается о том, что у нее был ребенок, умерший в раннем детстве. Судя по всему, она активно участвовала в делах мужа, разделяя с ним тяготы многотрудного правления.  

Прошло 200 лет. Наступил век ХIII. Благодарные жители Наумбурга решили увековечить память о 12 маркграфах, пожертвовавших свои состояния на сооружение Наумбургского собора, установив в нём  их статуи из цветного песчаника. Среди этих почётных граждан были и маркграф Херман с супругой Реглиндис и маркграф Эккехарда II  с супругой Утой.

 Собор в Наумбурге

Наумбург. Современная фотография

 Ута и Эккехард

Ута и Эккехард II

 Начались строительные работы.  

В те годы в Испании жестоко преследовали евреев, среди которых были и просвещенные люди. Гонениям подвергался и знаменитый раввин Мозес де Леона из Вальядолиды (1250- 1307 г.г.), известный своей ученостью и связями с тайными науками. Многие годы своей жизни он положил на обработку текстов священной книги евреев «Зохар».                                                                                         

Как известно, древнее еврейское учение Каббала состоит из двух книг – «Книга Творения» и «Зохар». Первую приписывают отцу Аврааму, вторую – Симеону Бен Йохаю из Цфата, жившему около 2-х тыс. лет тому назад и убитому солдатами императора Адриана, пытавшемуся уничтожить религию единобожия.

Каббалисты тайно вывезли рукопись «Зохар» в Испанию и изучали ее в специальных тайных школах, о которых знали немногие. Мозес де Леона был одним из них.

Он собрал разрозненные древние тексты, сравнил их с халдейскими и сирийскими  писаниями и написал к ним обширные комментарии, дошедшие до наших дней. В 1290 г. ему было дано Высшее Указание, Откровение,  опубликовать свою работу, что он и сделал. Публикация сокровенного источника вызвала осуждение даже среди соратников – каббалистов. И конечно, инквизицией была объявлена настоящая охота на Мозеса де Леона. [2]

Доподлинно известно, что раввин владел легендарным Камнем, Сокровищем Мира, осколком главного тела, хранящегося в Твердыне Света. Об этом пишет Е.И.Рерих в своем письме от 18.11.1935 г. Рихарду Рудзитису.  Преследуемый раввин бежал в Германию, и нашел защиту в лице графини Ротенбургской, которая приютила его в своих владениях. Она спасла его. В благодарность раввин передал ей на дальнейшее хранение сокровенный Камень и кусок выделанной старинной кожи с особыми знаками на поверхности. По преданию эта кожа принадлежала самому Соломону. Впоследствии графиня приказала сделать из этой кожи ларец для хранения  драгоценного талисмана. [3, с.648-649]А в это время в Наумбурге старая церковь, основанная еще Эккехардом  II и его братом, достраивалась новым сооружением, называемым хором, который был выше и красивее старых построек. Именно в этом западном хоре предполагалось разместить те самые 12 каменных фигур уважаемых граждан, речь о которых шла выше. Руководил строительством и изготовлением  скульптур мастер, имя которого хроники не сохранили. Безусловно, это был очень талантливый человек. К нему приходили жители города и рассказывали о тех людях, портреты которых ему предстояло вытесать из камня. Он записывал слова горожан в маленькую книжечку. Туда же записывал баллады об этих людях. Постепенно их облики вставали перед его мысленным взором. Затем он воплощал их в камне. 

У мастера были ученики. И только одному из них он поручил создать статую Уты, так как сам  никак не мог «увидеть» ее лица, может  быть потому, что уже был не молод. А ученику посоветовал отправиться в путешествие, набраться впечатлений и заодно отнести некоему богатому феодалу эскиз его родового герба.                                                    

Ученик прибыл в нужный замок, но хозяин оказался в отъезде. Пришлось его ожидать. Ученик не терял времени даром, много рисовал, делал наброски, показывал свои работы людям в замке и выслушивал похвалы в свой адрес. Видимо он был способным художником. Но вот вернулся граф. Ученик разложил перед ним на столе свои работы, которые понравились господину и он велел позвать свою жену, чтобы и она их осмотрела. 

 Собор в Наумбурге

Собор в Наумбурге. Галерея (западный хор)

 Ута

Статуя Уты

 В  зал вошла хозяйка замка. Ученик обернулся на её голос и застыл, пораженный увиденным. Перед ним стояла молодая женщина редкой красоты и грации. Тело ее было окутано красным плащом с поднятым воротником. Во всем ее облике было что-то необычное и притягательное. Ученик смотрел на нее, запоминал рисунок лица, особенности жестов и понимал – перед ним облик Уты, который он искал.

Встреча с этой женщиной перевернула всю его жизнь. Он видел ее всего один раз, но помнил, чувствовал и понимал ее всегда. Она для него соединилась с обликом Святой Девы Марии. Вернувшись в Наумбург, ученик со всем вдохновением принялся за создание статуи прекрасной Уты. В элементах её одежды – знаки особого значения.  На груди - шестиконечная звезда с тремя окружностями на каждом луче. В украшении головного убора – геральдические лилии. Сохранились сведения о том, что когда-то на статуе Уты были рунические знаки. Потом их кто-то стер. 

По-особому сложилась дальнейшая судьба ученика. Он  считал свое творение живым и одухотворённым. Ута и Святая Дева Мария в его сознании слились в единое целое. Он подолгу стоял коленопреклоненный перед прекрасной Утой, вдохновенно беседуя с ней.

Это было замечено окружающими и осуждено как идолопоклонство. Он и сам понимал, что ведет себя необычно, но  иначе не мог. А дабы никогда не создать ничего лучше статуи Уты, он покалечил себе правую руку.  Стал монахом, тяжело заболел, ухаживая за больными оспой, ослеп. Но слепота не тяготила его, так как он улавливал другими не слышимые звуки, беседовал с кем-то невидимым. Перед его слепым взором пролетали небесные существа Габри и Михель. И не раз к нему являлась Святая Дева Мария в разных обликах. Со временем он понял, что ему не следовало увечить себя. Ведь он художник, творец и мог бы создать еще много прекрасных образов красоты, так нужных людям.                                              

В конце жизни, старый и слабый, он пришел в Наумбург и долго молился перед изображением Уты. Утром, обессиленного его отнесли в госпиталь монастыря Святого Георга, где он и скончался. Старого слепого монаха звали брат Экберт.

Эту историю повествует Зигфрид Бергер в своей книге «Ута и слепой». История основана на письме, написанном со слов Экберта и долгие годы хранящегося в монастыре. Бергер сохранил старинный эпистолярный стиль повествования. [4]

Ранее собор носил имя Святого Георга. Но впоследствии стал называться просто – Наумбургский Дом. Собор очень красив. Имя архитектора неизвестно.  Коротка человеческая память. О рассказанных нами средневековых персонажах потомки забыли на многие века. И, может быть, никогда бы и не вспомнили, если бы по странному стечению обстоятельств в начале ХХ века не возник в Германии необычайный интерес к облику Уты.                                             

В 1921 году, один безработный наумбургский фотограф из-за недостатка заказов стал делать снимки в соборе, экспериментируя при различном освещении, при различных ракурсах. Особенно удался портрет Уты,  выражающий достоинство, женственность и безупречность.     

В 1937 году в Мюнхене открылась выставка «Выродившееся искусство», где среди 600 экспонатов, отражавших, по мнению устроителей, неприглядные и упаднические тенденции в современном искусстве, находилась одна единственная фотография средневековой скульптуры. Эта была Ута. Контраст был настолько разительным, что все зрители были единодушны в своих выводах: «Она преграда, защищающая от скверного и пошлого», «Она воплощение гордости и достоинства», «Она неземное излучение мощи и силы». Это только часть эпитетов, которые в те дни адресовали маркграфине немецкие газеты. С того момента в Германии начался культ Уты. Она стала идеалом немецкой женщины. Сегодня в Наумбургский Собор тянутся вереницы паломников, чтобы что-то узнать об Уте, лицезреть ее лик. Почти никто ничего о ней не знает, много догадок, вымыслов. Но интерес к ней не ослабевает.                                                             

Такова история маркграфа Эккехарда и его супруги Уты. 

Е.И.Рерих в письме, которое мы упоминали выше, говоря о легендах, связанных с Сокровищем Мира, приводит фразу из «Криптограмм Востока»: «При завершении цикла Сокровище и Ларец должны вернуться к феодалке». Не является ли эта фраза ключом к облику  Держательницы Мира с ларцем в руке на картине Н.К.Рериха, наметившем перед нами в пространстве и времени невидимые связующие нити между  людьми прошлых веков и недавних десятилетий, древними сказаниями и легендами, за которыми, как известно, также стоят конкретные исторические явления.  

Ута, Эккехард, графиня Ротенбургская, Заповедная Страна, Камень, Ларец, сами Рерихи объединены, как звенья одной цепи, неизвестными нам причинно-следственными связями, смысл которых не сразу понятен. Но то, что они существуют  – ясно непредубежденному сознанию. 

Источники: 

1. В.Е.Ларичев, Е.П.Маточкин. Рерих и Сибирь – Новосибирск, Новосибирское книжное издательство, 1993 

2. О.Старовойтова. Подборка об Эккехарде и Уте. Сайт Ярославского Рериховского Общества. Литературный проект «Женщины на века».                                             

3. Елена Ивановна Рерих. Письма. Том III. 1935 г. – М.: Международный Центр Рерихов, 2001                                                

4. Раиса Эмих. Перевод книги Зигфирда Бергера «Ута и слепой». (Siegfried Berger, «Uta und der Blinde», Finsterwalde/Merseburg, Verl. Jörg Meyer, 1998) Опубликовано на форуме «Орифламма» на правах рукописи.  http://www.proza.ru/2010/05/15/415                                                        

Рериховские Чтения в Государственном музее искусств имени Абылхана Кастеева,    г. Алматы, Казахстан,  январь 2005 г.

Составитель: Глущенко Л. И.