«Юнона и  Авось»

 

Памяти одного из плеяды "строителей России"

Николая Петровича Резанова (1764 - 1807 гг.)

 

 

Сцена из спектакля

Колумбы Росские, презрев угрюмый рок,

Меж льдами новый путь отворят на восток,

И наша досягнёт в Америку держава...

 

М.Ломоносов[1]

 

"Не знаю, будет ли у вас принят план мой, я не щадил для него жизни.

Горжусь им столько, что ничего, кроме признательности потомства, не желаю.

 Патриотизм заставил меня изнурить все силы мои...

Остается мне пожелать только того, чтобы мой труд Монарху угоден был,

верь, что мне собственно ничего не нужно."

 

Из предсмертного письма Н.П. Резанова М.М. Булдакову

 

 

Четверть века назад, в  1981 году  театральной сенсацией стала постановка режиссера Марка Захарова в театре им. Ленинского   Комсомола рок-оперы  Алексея  Рыбникова на либретто Андрея Вознесенского «”Юнона” и “Авось”».

Вдумаемся -  на сцене Ленкома звучали православные молитвы и песнопения, развевался   Андреевский флаг, появлялась Богоматерь  с младенцем Иисусом. Это казалось чудом -  да и было чудом. Позднее Марк Захаров рассказывал, что, перед сдачей   спектакля комиссии,  он рано утром сходил в храм  и  освятил три маленьких иконки. Две поставил в   гримерки  к  главным  героям, одну взял себе. В результате спектакль был принят без замечаний и цензурных поправок, что в те времена  вообще было редкостью.

 

 История этого произведения началась со встречи А. Рыбникова и А. Вознесенского.  Рыбников, человек глубоко верующий,   захотел соединить традиционные православные песнопения с элементами современного музыкального языка.  И в это время к нему подошел Андрей Вознесенский с текстом своей поэмы «Авось!», написанной на основе  подлинных  исторических фактов. Так началась работа над оперой.

 Поэма «Авось!» заметно отличалась от либретто оперы. Само название ее означало как имя корабля, так и слово, которое, по мнению Вознесенского было одним из проявлений особенности русского духа. Но корабль «Авось» - одномачтовый тендер, первый российский корабль, построенный на Аляске, был лишь вспомогательным судном, участвовавшим в той исторической экспедиции. Основным кораблем был трехмачтовый фрегат «Юнона». Так либретто  получило название «”Юнона” и “Авось”».

 

В  основе сюжета оперы - история любви русского графа  Николая Петровича Резанова и Марии дела  Концепсион  Аргуэльо  дочери коменданта крепости Сан-Франциско. Они встретились в Калифорнии, были знакомы несколько недель, обручились. Спустя год, на пути в Петербург  Рязанов умирает в Красноярске. Кончита ждет его   35 лет, после чего становится монахиней Доминиканского Ордена.

Вознесенский и в поэме и в либретто весьма вольно обошелся  с исторической правдой. Была изменена хронология событий, граф Николай Петрович Румянцев, выдающийся государственный деятель, меценат, коллекционер и библиофил, чье собрание книг легло в основу Румянцевской, впоследствии Ленинской библиотеки,  стал почему-то Алексеем Николаевичем.

 

 Да и Николай   Резанов был для Вознесенского поводом создать образ современного человека – раздвоенного, мучимого комплексами, мечущегося в  поиске смысла жизни.

 

«Российская империя – тюрьма,

Но за границей тоже – кутерьма.

Родилось рано наше поколение,

Чужда чужбина нам и скучен дом,

Расформированное  поколение,

Мы в одиночку к истине бредем»

 

О ком это – о Резанове или о самом авторе?

 

Или такая деталь - исторический Николай Резанов  прекрасно владел испанским языком, в опере же разговаривает с Кончитой и другими испанцами исключительно через переводчика.

Алексею Рыбникову для постановки в Ленкоме также пришлось перерабатывать музыку оперы. Условия театра не позволяли использовать симфонический оркестр, для него не было места. И первый, симфонический вариант  пришлось переоркестровать для рок-ансамбля[2]. Так появилась рок-опера.

 

С тех пор прошло 25 лет. Многое изменилось в мире, в стране,  на театральных подмостках. Но неизменен оглушительный успех этого спектакля. До сих пор в театре аншлаг, фантастическими тиражами распродаются записи музыки.  И даже у тех кто не видел спектакля     при словах «”Юнона” и “Авось”»   - трепещет сердце, что-то внутри загадочно резонирует.    

Сцена из спектакля

 

В чем причина невиданного успеха спектакля? Только ли  в поразительном сплаве музыки, стиха, режиссерской и актерской работы?

А может быть и в том, что  на самом деле произошло  200 лет назад на другом краю света, в далекой Калифорнии?

 

 

Восемнадцатый век

           

Эта история началась в  ХVIII веке - веке веке философов-просветителей, Моцарта и Гайдна, веке Великой Французской революции, войн за передел Европы, завоеваний Наполеона . В этих событиях  так или иначе участвовала и Россия,  искавшая свое место в семье европейских  народов, укрепляющая  границы, стремящаяся  к  новой геополитической роли.

 

Россия закреплялась на побережье Балтийского  и Черного морей, искала выход в Средиземное.  За  всем этим пристально и с опаской  наблюдала  Европа.

 

Но  в то же  время Россия продолжала двигаться и на Восток.   По следам  Ермака шли  отважные  исследователи-землепроходцы  Василий Поярков,  Ерофей Хабаров, Семен Дежнев и многие другие, оставившие свой след на картах, в легендах, исторических документах. В ХVIII веке были сказаны Ломоносовым пророческие слова: «Богатство России  Сибирью прирастать будет».

В ХVIII веке русские землепроходцы вступили на землю нового  континента – Америки.

И в ХVIII веке родились наши герои: в 1764 году -   граф Николай Петрович Резанов,  и в 1791 году - Кончита  Аргуэльо.

 

Личность Резанова заслуживает особого внимания. Не случайно один из исследователей назвал его «настоящим строителем империи», принадлежащим к плеяде государственных деятелей, которые видели грандиозные перспективы для России на Дальнем Востоке, Америке, на Тихоокеанском Севере. Трудами таких людей создавались слава и могущество России.

Документы, воспоминания,  его эпистолярное наследие донесли до нас и другие грани его личности. Он был человеком высокообразованным,   действительным членом Академии Наук, знавшим более пяти  языков, прекрасно владевший пером. Любил музыку, играл на скрипке, которая сопровождала его даже в кругосветном путешествии[3].

 

А главное – Резанов был патриотом в самом высоком смысле этого слова, всей своей жизнью доказавший, что интересы России были для него важнее всех личных чувств, хотя бы и самых сильных.

 

Портрет Н.П. Резанова

Это был человек с богатым внутренним миром, с сильными духовными переживаниями.  Резанов имел видение Богоматери, которого может удостоиться лишь человек с большими духовными накоплениями. Этот факт, пусть и очень своеобразно истолкованный, нашел отражение и в «”Юноне” и “Авось”».

 

Орден Св. Иоанна Иерусалимского

 

***

На всех известных портретах Николай Резанов, обладатель многих правительственных наград,  изображен с орденом Св. Иоанна Иерусалимского, который называют также Мальтийским крестом, отличительным знаком Мальтийского рыцарского Ордена. Мы не знаем, при каких  обстоятельствах был этот крест получен Резановым. Но история Ордена в России заслуживает внимания.

 

Мальтийский рыцарский Орден, называемый также Орденом Иоаннитов или госпитальеров возник в Палестине  в 11 веке для помощи паломникам на Святой земле. Его полное название - "Орден всадников госпиталя св. Иоанна Иерусалимского".

 

Первоначально основной деятельностью Ордена были лечение больных (отсюда название «госпитальеры»), и охрана путешествующих. Покровителем Ордена был Св. Иоанн Иерусалимский. В 16 веке  центром деятельности Ордена стал  о. Мальта, отсюда его современное название. Рыцари Ордена отличались глубокими познаниями в медицине, алхимии и других тайных науках, без которых  не мог в то время обойтись врач. Сложными и неоднозначными были отношения ордена  и с Ватиканом.

 

К концу 18 века Орден испытывал серьезные трудности, под угрозой оказалось само его существование.

И в этот момент российский император Павел I принял на себя управление Орденом и его защиту. Для Павла это был поступок, исполненный глубокого смысла, часть плана, который ему не дано было осуществить. А Мальтийский крест был для него важным символом. Павел заменяет им все награды, введенные его матерью Екатериной Великой.

 

После гибели Павла его наследник Александр I постепенно сворачивает деятельность Мальтийского Ордена в России и выводит из употребления его отличительный знак - Мальтийский крест. Из «престижной», модной награды при Павле крест превращается в начале 19 века в напоминание о сомнительной эпохе непонятых реформ. Но Резанов остается верен «опальной» награде. Есть сведения, что на его несохранившемся памятнике он был назван кавалером Мальтийского креста. Для Резанова эта награда значила больше, чем другие ордена. Не было ли это связано с теми сокровенными знаниями, которые еще хранили мальтийские рыцари?

***

В эпоху Екатерины Великой многие стремились сделать блестящую карьеру при дворе. Подобно многим дворянам, Николай Резанов  в 1778 году, в возрасте 14 лет  поступает на военную службу в Измайловский полк.  

           

Сохранившиеся воспоминания, портреты,  документы того времени рисуют  его облик:    красив, умен, образован, обладает незаурядными деловыми качествами. В 1787 году  он назначен руководителем охраны  Екатерины  в ее путешествии по  Южной  России, землям,  недавно вошедшим в состав Российской Империи. Но столь удачно начавшаяся  придворная карьера внезапно обрывается. Резанов оставляет военную службу, уезжает  в Псков, где поступает на службу в  гражданский суд.

 

В чем причина столь странного поступка?

Существует несколько версий, в том числе и придворные интриги - многим  Резанов мог быть слишком серьезным конкурентом.  Но, возможно, Резанов стремился не к мишурному блеску светской придворной карьеры,  но к делу,  пусть неброскому, но приносящему конкретную пользу.

Впрочем,  спустя несколько лет он вновь возвращается  Петербург, где занимает должности сначала начальника канцелярии графа Н.Г. Чернышова, затем поэта Г.Р. Державина и, наконец (с 1797 по 1799 годы) обер-секретаря  Правительствующего Сената, высшего государственного органа по законодательству и государственному управлению, подчиненного непосредственно императору.

Все эти должности  требовали незаурядных деловых качеств, системного дисциплинированного мышления, понимания всех тонкостей функционирования бюрократического механизма государства.

 

В 1794 году находясь в Иркутске, Резанов встречается с купцом Григорием Ивановичем Шелеховым, «Колумбом российским», основателем первых русских поселений на Аляске и Алеутских островах. С этого момента его жизнь неразрывно связана с историей Русской Америки.

 

Русская Америка

 

После открытия русскими землепроходцами полуострова Аляска и Алеутских островов, российские купцы устремились во вновь открытые земли. Колонизация шла хаотично, все действовали на свой страх и риск, опасаясь конкуренции. Многие гибли. Неизбежны были конфликты с местным населением, что осложняло и без того рискованный промысел. Стихийному и хищническому этапу колонизации Аляски положил конец Григорий Шелехов.

 

Первая же организованная им экспедиция оказалась весьма удачной, принеся немалую прибыль. Более того, в ходе нее было основано в 1784  году первое русское поселение на острове Кадьяк.

 

"Столь счастливое Шелехова возвращение произвело в торгующих зависть. Они послали суда в места, им отысканные, склоняли к измене тамошних жителей, попирали иногда право собственности и таковыми насилиями давали американцам превратные о россиянах понятия; междуусобные наконец несогласия самих промышленников, разным хозяевам принадлежащих, побудили Шелехова мыслить о скорейшем устроении прочной компании. Он подал императрице Екатерине II проект о просвещении тамошнего края христианскою верою и заведении кораблестроения, хлебопашества, скотоводства и приведении всех торгующих в одно тело. Проект сей, обещавший Отечеству твердую ногу, а торговле новые отрасли, удостоен был "особливого внимания", - так писал о этом впоследствии Николай Резанов.[4]

title=""/

Но освоение новых земель сталкивалось с колоссальными трудностями. Ведь даже на Дальний Восток приходилось практически все везти из России, а на Аляску еще и переправлять на  кораблях.

 

«Великое отдаление и чрезвычайные в привозе всякого рода вещей затруднения, к чему употреблялось ежегодно более 4000 лошадей, возвысили цены на все даже в Охотске до крайности. Так, например, пуд ржаной муки стоил и во время дешевизны, когда в восточной Европейской России он продавался по 40 или 50 копеек, 8 рублей, штоф горячего вина 20, а нередко 40 или 50 рублей, в равномерном к тому содержании и другие потребности. Часто случалось, что по перевозке оных уже через великое расстояние были по дороге разграбляемы, и в Охотск доходила малая только часть. Перевоз якорей и канатов казался совсем невозможным; но необходимость в оных заставляла прибегать к средствам, наносившим нередко вредные последствия. Канаты разрубали на куски по 7 и 8 саженей, по доставлении в Охотск опять соединяли и скрепляли. Якоря перевозили также кусками, которые потом сковывали вместе. Так труден и дорог был воз до Охотска! Но и из оного на острова и в Америку был столько же мало удобен и безопасен» - писал И.Ф. Крузенштерн.[5]

Шелехов умел мыслить не только экономическими, но и государственными категориями. Среди его дел по обустройству колоний были и школы для туземных детей и распространение христианства среди местного населения. Следствие такой политики заметил знаменитый английский мореплаватель Джордж Ванкувер, исследовавший Тихоокеанское побережье Северной Америки: "Я с чувством приятного удивления видел спокойствие и доброе согласие, в котором они (русские) живут между самыми грубыми сыновьями природы. Сохраняют они над ними власть не страхом и угрозами, как то обычно бывает, но, кажется, русские нашли дорогу к их сердцам и приобрели от них почтение и любовь". [6]

Но деятельность Шелехова и созданной им Объединенной Американской Компании (ОАК) встречала множество препятствий со стороны как  конкурентов, так и чиновников. Поэтому знакомство с графом Резановым стало для Шелехова  «подарком судьбы». У Резанова было то, что необходимо для дальнейшего развития ОАК – деловые качества, связи при дворе и среди высших чиновников, образованность и нравственный авторитет.

 

Через год, в 1795 г. Резанов заключает брак с дочерью Шелехова Анной, которой было 15 лет. Этот союз  был не только   продиктован интересами дела – Резанов любил и уважал свою жену. В 1801 году у них рождается сын Петр, а через год – дочь Ольга. Через 12 дней после рождения дочери Анна Григорьевна умирает.

 

"Восемь лет супружества нашего дали мне вкусить все счастие жизни сей как бы для того, чтобы потерею ее отравить наконец остаток дней моих,"[7] – так писал впоследствии о своем браке Николай Резанов. Потрясенный смертью жены, он решает выйти в отставку, чтобы заняться воспитанием детей. Но этому воспрепятствовал император Александр I.

 

Во многом благодаря деятельности Резанова ОАК, преобразованная в Российско-Американскую компанию (РАК), стала к этому времени крупным экономическим предприятием, пайщиками которого были высшие чиновники, члены императорской фамилии и сам АлександрI.

Трудности сообщения и снабжения, с которыми сталкивалась Компания, можно было преодолеть, лишь установлением надежного морского пути вокруг мыса Горн.  Первое русское кругосветное путешествие было необходимо и для политики и для экономики государства.

 

В это время  в Военное Министерство обратился И.Ф. Крузенштерн с предложением организовать кругосветное путешествие. Уже начавшуюся работу решено было передать  в РАК. Руководителем экспедиции указом Александра I был назначен Николай Резанов.

Выбор Александра можно понять. Ведь кругосветное путешествие, особенно в то время, не только морское, но и научное, экономическое, политическое мероприятие. Возможно, у императора были основания сомневаться в компетентности Крузенштерна, но он хорошо знал достоинства Резанова.

 

В Англии были куплены два корабля – «Леандр» и «Темза», переименованные в «Надежду»  и «Неву». Чтобы подчеркнуть заинтересованность государства  в путешествии, один из кораблей был взят на содержание казны.

 

Для Крузенштерна появление Резанова было неприятной неожиданностью. Он не только получал над собой начальника,  да еще человека сухопутного, но и заметно терял в финансовом отношении. Все это определило дальнейшие события.

 

26 июля 1803 года  из Кронштадта стартовало первое русское кругосветное путешествие.  Экспедиция должна была пересечь Атлантический океан, обогнуть мыс Горн, через Тихий океан подойти к восточным рубежам Российской империи, посетить с дипломатической миссией Японию,  затем продолжить путь через юго-восточные моря к мысу Доброй Надежды и вернуться в Петербург, обогнув земной шар.

 

Конфликты между Крузенштерном и Резановым начались уже в Атлантическом океане. Крузенштерн препятствовал деятельности Резанова, отменял его распоряжения, всячески демонстрировал неуважение, настраивал против него экипаж. Он использовал малейший повод для конфликтов, выбрав тактику мелких придирок.

 

В Тихом океане произошел настоящий бунт. Резанов, здоровье которого было подорвано трудностями морского путешествия, был посажен под домашний арест, от самосуда его спасло то, что несколько членов экипажа были на его стороне.

 

По прибытии на Камчатку, Резанов отправил донесение генерал-губернатору о произошедшем. Крузенштерну и другим офицерам грозил суд и как минимум тюрьма. На следствии все они признали свою вину и просили Резанова о прощении. Примирение состоялось.  Впереди было посольство в Японию и немало других важных дел.

 

Чья вина была в этом конфликте? Л. Толстой писал: «Больше всего мы ненавидим тех, кому причинили зло». Резанов простил Крузенштерна, которому грозило очень серьезное наказание. Более того, вскоре Резанов в рапорте императору дает  ему прекрасную характеристику. Крузенштерн  же всю жизнь ненавидел Резанова.

 

Когда  в 1806 году Крузенштерн героем вернулся из кругосветного путешествия, Резанов был еще в Америке. Свидетели их конфликта оставались на Дальнем Востоке. Надолго  пережив Резанова, Крузенштерн и на склоне лет по-прежнему отзывался о нем резко отрицательно. И сейчас мало кто знает, что первым русским кругосветным путешествием руководил Николай Резанов.

 

Одной из  задач Резанова в кругосветном путешествии была инспекция Русской Америки, во время которой он должен был на месте оценить состояние поселений, оказать им посильную помощь,[8] составить план развития американских владений и вернуться с докладом в Петербург.

Но приезд на Аляску изменил все планы. Русские поселения были на грани голода, свирепствовала цинга. Нужна была срочная помощь. Резанов дает распоряжение приобрести у английского купца Вольфа судно «Юнона» с грузом продовольствия. Но его было явно недостаточно. Тогда Резанов решает идти за продовольствием в Калифорнию. Так началось знаменитое путешествие фрегата «Юнона» и тендера «Авось».

 

Калифорния

 

Вид на крепость Сан-Франциско. 1822 г.

Корабли отправились в плавание в начале 1806 года.

Это было рискованное предприятие. Калифорния была тогда колонией Испании, которая, находясь на излете своего колониального могущества, болезненно воспринимала проявления самостоятельности заморских территорий. Будучи  же оплотом католицизма, настороженно относилась к православным русским.

И в то же время экономическое сотрудничество Калифорнии и Русской Америки было чрезвычайно выгодно. Можно сказать, что оно было спасением для Калифорнии.

 

Плодородные почвы, мягкий климат, достаточное население – все это создавало идеальные условия для сельского хозяйства. В провинции был переизбыток продовольствия, которое некуда было продать. В Мексике хватало своих продуктов, с Восточным побережьем[9] отношения были сложные, да и вести туда продукцию через прерии было рискованно и экономически невыгодно.

Аляска и Калифорния были «обречены» на сотрудничество.

 

 И тем не менее русские корабли были встречены враждебно. Комендант Сан-Франциско дон Хосе Аргуэльо запретил что-либо продавать русским. Потребовался весь дипломатический талант Резанова, чтобы изменить ситуацию. И на помощь ему пришла 15-летняя дочь коменданта Мария дела Консепсьон, которую близкие называли Кончитой.

Один из членов экипажа «Юноны» Георг Лангсдорф так описал ее:

"Она выделяется величественной осанкой, черты лица прекрасны и выразительны, глаза обвораживают. Добавьте сюда изящную фигуру, чудесные природные кудри, чудные зубы и тысячи других прелестей. Таких красивых женщин можно сыскать лишь в Италии, Португалии или Испании, но и то очень редко".[10]

Это была очень энергичная, честолюбивая, умная девушка, которой было тесно и душно в калифорнийском захолустье.

Резанов заметил в ней эти качества и решил воспользоваться ими. Он преподнес ей диадему из императорской сокровищницы, стал ухаживать за ней, и  Кончита, имеющая огромное влияние на отца сумела в считанные дни изменить отношение к русским морякам так, что, по отзыву Резанова, он стал чувствовать себя в порту большим хозяином, чем комендант. Русские закупали все по выгодным ценам и грузили на корабли.

 

Кончита полюбила Резанова с первого взгляда. Да и как его было не полюбить? Красавец, камергер императора далекой, могучей таинственной державы, образованный, умный, мужественный, отважный.

"Кончита".
Работа современного художника

 

Резанов решает закрепить это чувство помолвкой.

Любил ли Резанов Кончиту? – трудно сказать. Для него это был в первую очередь «династический»  брак, выгодный его стране, делу, которому он служил.[11] Для Кончиты Аргуэльо эта любовь – возможность реализовать себя. Она чувствовала  в себе нечто такое, что делало ее жизнь в глухом захолустье невыносимой. И она искренне, страстно, по-настоящему, полюбила.

 

Их помолвка, состоявшаяся перед отплытием, была тайной не в том смысле, что она была секретом для окружающих. Просто ни Кончита, ни Резанов не имели права ее совершать. Она была католичкой и для брака  с православным – «схизматиком» ей нужно было разрешение Папы Римского. Он – обер-камергер  двора Его Императорского Величества – не мог вступить в брак без его разрешения.

Эта помолвка не имела ни религиозной, ни юридической силы – только нравственную.

 

Резанов торопился – на Аляске люди ждали продовольствие. Затем предстоял долгий путь в Петербург через Сибирь. В пути он заболевает и уходит из жизни 1 марта 1807 года в Красноярске - сказалось подорванное в кругосветном путешествии здоровье...

 

Прошло несколько лет, прежде чем до Кончиты дошло  известие о гибели  Резанова. Она отказалась  верить. 

Ее красота и знатность происхождения  делали ее  завидной невестой, но она отказывалась от самых выгодных предложений о замужестве.

Она ждала. 

 

Вела жизнь примерной дочери, ухаживала за стареющими  родителями,  выполняла светские обязанности -  и ждала.   

Вновь и вновь до нее доходили известия о гибели Резанова – она отказывалась верить и ждала.

Ушли из жизни отец и мать – она ждала.

Ожидание не сломило ее. Она оставалась прежней -  сильной, гордой, энергичной.

 

«Консепсион  оказалась не только внешне прекрасной, своевольной и страстной женщиной. Она оказалась сильной духом, способной вынести все с гордо поднятой головой и без жалоб и  компромиссов прийти к своему горькому концу», - так  напишет о первой красавице  Калифорнии Гектор  Шевиньи в  романе  « Утраченная империя ».[12]

Она занимаясь благотворительностью – единственной  формой общественной деятельности, доступной девушке того времени.

Концепсион  Арагуэльо  не  вызывала жалости, хотя  всем было  понятно,  что ее  ожидание напрасно.

В этом «бессмысленном»  ожидании таилась колоссальная  духовная мощь.

                                                         

Лишь в начале 40-х годов,  35 лет спустя  в  Калифорнию пришли официальные документы, подтверждающие гибель Резанова. Только тогда она стала монахиней Доминиканского Ордена под именем Мария Доминика, и получила прозвище  Беата  (Благословенная). Но и в монастыре она не стала затворницей. Недаром ее прозвали  « танцующей монахиней». Продолжала заниматься благотворительностью, была первым организатором школы для туземных детей. Она ушла из жизни  в  1857 году  пережив  Резанова  на 50 лет.

 

А что же стало с  Русской Америкой?  

РАК  продолжала  существовать и  действовать. За время ее существования  были организованы 139   кругосветных и полукругосветных  экспедиций – больше,  чем организовали за это время все страны Европы.

 

Форт Росс.
Современная фотография.

В 1812 году в Калифорнии  близ Сан-Франциско  русские поселенцы основали  поселение, названное Форт Росс.  Российские связи с Калифорнией были необходимы, тем более что юридически все земли к северу от Сан-Франциско были согласно международным договоренностям свободными. В какой-то момент Мексика  предлагала России  даже Калифорнийское побережье в обмен на дипломатическое признание. Но отсутствие финансирования, а главное – государственного внимания к делам Русской  Америки делало существование   русских поселений  делом бесперспективным.

Спустя 30 лет, почти тогда же, когда Кончита  приняла монашеский сан,  Форт  Росс был  продан  эмигранту из Германии  Дж. Саттору.

 

А еще спустя 7 лет, в 1849 г. именно на землях, принадлежащих форту, было найдено золото,  и началась  знаменитая  калифорнийская золотая лихорадка, которая превратила Америку в то государство, которое мы знаем. До начала  золотой лихорадки США не интересовались  Тихоокеанским побережьем, путь к которому преграждали прерии, индейцы  и горы. Золотая лихорадка стала импульсом к движению  Америки на Запад.

 

В 1867 году  участь Форта Росс постигла Аляску   - она была продана за 7 200 000 долларов. И повторилась та же история -   спустя несколько лет  там было найдено золото, началась новая  эпопея, воспетая  Джеком Лондоном.

РАК просуществовала до 1881 года,  но это был процесс  ликвидации  поселений, растянувшийся на 15 лет.

Так закончилась история  Русской Америки.

 

Исторический шанс был упущен, уникальное стечение обстоятельств не было использовано. Героические усилия "Колумбов Росских", самоотверженно осваивавших  далекие американские просторы не были поддержаны политической волей Российской империи.

 

История не знает сослагательного  наклонения.

Бесполезно гадать, что бы  произошло, если бы  государственный ум, патриотизм, деловые качества Николая Рязанова  соединились с  духовной  силой  Кончиты Аргуэльо, и что бы мог свершить  такой союз.

 

Они ушли из жизни, оставив нам лишь память о любви, которая могла бы  изменить  карту мира.

   


 

[2] «Так в том-то все и дело, что "Юнона" была написана именно как симфоническое произведение. И на двух миллионах пластинок, которые в свое время разошлись, не было никаких рок-групп, бас-гитар, ударников. Там был Государственный оркестр СССР, Академический хор. Там вообще не было никакой рок-оперы - была опера симфоэлектронная. Рок-опера появилась уже позже, в Ленкоме, и во многом из-за того, что там не было большой оркестровой ямы, места для хора. А в консерватории все прозвучало так, как было написано. Моя же мечта осуществится тогда, когда все будет поставлено вместе, как спектакль - с актерами, но с большим оркестром, хором. Это абсолютно новый жанр».

«Российская газета»

 "Юнона" и кино. Композитор Алексей Рыбников продолжает экспериментировать

Елена Калядина

Дата публикации 18 мая 2006 г.      http://www.rg.ru/2006/05/18/rybnikov.html

 

[3] «Резанов — первый русский, обогнувший весь земной шар… Красавец с волевыми чертами лица, умный, высокоинтеллигентный, светский, очаровательный, мужественный, смелый — Резанов представлял собой идеальный тип Русского аристократа духа и тела — творителя России. Ни один русский государственный деятель не приобрел за границей, несмотря на вековую неприязнь и даже ненависть к России, такой трогательной симпатии, как Резанов» Энциклопедия «Британника». Цит. по:  http://rezanov.krasu.ru/commander/vsKruzenshtern.php

 

[4] «Около света. Первое путешествие россиян, описанное Н. Резановым» «Отечественные записки» 1822 – 1825 гг.  Цит. по: http://rezanov.krasu.ru/commander/book1.php

 

[5] цит. по: сетевой журнал «Визави» 2000г, текст Наталья Ольхова. http://www.infotech-sib.ru/visavi2/

[7] Цит. по: сетевой журнал «Визави» http://www.infotech-sib.ru/visavi2/

 

[8] «Господа Президенты Императорских Академий Наук и Художеств, содействуя просвещению Америки, прислали мне к образованию тамошнего юношества в первоначальных его понятиях: Его Превосходительство Николай Николаевич Новосильцев — собрание разного рода классических книг, ландкарты и тому подобное; Его Сиятельство граф Александр Сергеевич Строганов — картины, бюсты, эстампы и рисунки для введения юношества во вкус художеств, Его Превосходительство Управляющий морских сил Министерством Павел Васильевич Чичагов — модель и чертежи судов, полезных для Американского плаванья; Его Сиятельство граф Николай Петрович Румянцев — прекрасное собрание путешествий и книг хозяйственных, а наконец и многие, соревнуя пользе Отечества, прислали мне при письмах разные книги и вещи, которые, достигнув Кадьяка, положу я в Американский музеум в незабвенную для позднего потомства память тех, кои о просвещении края того первоначальное имели попечение». «Около света. Первое путешествие россиян, описанное Н. Резановым» «Отечественные записки» 1822 – 1825 гг.  Цит. по: http://rezanov.krasu.ru/commander/book1.php

 

[9] Необходимо помнить, что США, лишь в 1776 году объявившие о независимости от Англии, включали в себя  13 штатов, располагавшихся вдоль Восточного побережья Атлантического океана. В эти годы шел процесс становления государства.

[10]  Цит. по: сетевой журнал «Визави» http://www.infotech-sib.ru/visavi2/

 

[11] В своем последнем письме от 24 -26 января 1807 года своему свояку, директору РАК М. М. Булдакову Резанов так отзывается о своей калифорнийской невесте:

“Из моего калифорнийского донесения не сочти меня, мой друг, ветреницей. Любовь моя у вас, в Невском под куском мрамора, а здесь – следствие ентузиазма и очередная жертва отечеству. Контенсия мила, добра сердцем, любит меня, и я люблю ее и плачу, что нет ей места в сердце моем.” Цит. по: сетевой журнал «Визави» http://www.infotech-sib.ru/visavi2/

 

[12] http://rezanov.krasu.ru/roses/empire.php

 

 

Материал подготовила

Садовская И.А.,  Рериховское Общество   Алматы  РК.  2006 г.

 

На страницу  Журнал "Восхождение"

 

На Главную