Микалоюс Константинас Чюрленис

 

Чюрленис: музыка в живописи

 

Некоторые особенности синтеза музыки

и живописи в творчестве М.К. Чюрлениса

 

   Эволюция наша неизбежно приближается к благословенному синтезу. Имею в виду неограниченную творческую мысль, которая в прекрасных формах и красках творит крылья человечества.

Культура есть синтез возвышенных и утонченных достижений.

Искусство есть знамя грядущего синтеза.

Н.К. Рерих

 

Эти строки из очерков Николая Константиновича Рериха раскрывают некоторые особенности сложного и многогранного понятия синтеза и его значение для будущего всего человечества. 

Устремление к синтезу прошло через всё творчество, всю деятельность Рериха. Он стремился к объединению не только разных видов искусства, участвуя в реализации проектов С. Дягилева, К.М. Тенишевой, театрально-декорационной деятельности, но и к созданию союза близких по духу творцов, чему прообразами были и «Мир искусства», в котором Рерих принимал деятельное участие, и Международный художественный центр Corona Mundi («Венец Мира»). Этот синтез Н.К. Рерих осуществлял в педагогической деятельности в Школе Общества поощрения художеств в Петербурге, затем продолжил его, создав в США Мастер-институт объединенных искусств, где в одном учебном заведении преподавались живопись, балет, музыка, театральное искусство [1].

Иную грань синтеза было дано осуществить Микалоюсу Константиносу Чюрлёнису(1875-1911), художнику и композитору, духовно столь близкому Рериху.

На рубеже 19 –20 вв. в России творили композиторы с удивительной особенностью слуха. Это цвето-музыкальный слух, когда каждый звук, каждая тональность, и даже гармонические сочетания звуков рождали в сознании творца ассоциации с цветом. В основе этого феномена – взаимосвязь разного качества и вида вибраций, проявлений единой вибрационной основы Космоса, воспринимаемых нами как звук, цвет, ритм.

И этот феномен проявился именно в России – Н.А. Римский-Корсаков (1844 – 1908), А.Н. Скрябин (1872 – 1915) и М.К. Чюрленис (1875 – 1911) были первыми известными нам обладателями этого сокровенного дара, который в Новой Эпохе станет доступен всему человечеству.

Музыкальное наследие Чюрлениса менее известно, чем художественное. Хотя список его произведений насчитывает около 400 наименований, но многие рукописи были утрачены, многое осталось в набросках, о каких-то произведениях известно только из упоминаний в переписке. Но то, что сохранилось, поражает особой поэтичностью, одухотворенностью и кроме того композиторским мастерством, за которым стояли годы упорного совершенствования.

«В лесу»

Стремление выразить живопись через музыку, а музыку через живопись проявилась у Чюрлениса в самом начале творческого пути. Первым крупным симфоническим произведением композитора, которому было на тот момент 26 лет, стала симфоническая поэма «В лесу». Ощущение природы как одухотворенной, живой сущности ставит это произведение в ряд лучших музыкальных картин природы в искусстве 19-20 вв.

Удивительно, что первая картина Чюрлениса, с которой начался его путь художника называлась «Музыка леса» (1903 г.). Художник не только осмысливает стволы деревьев, как огромные струны, а поваленное дерево как деку фантастической арфы.  Если вглядеться, то можно различить призрачную руку, которая ведет по струнам леса, создавая неслышимую нам музыку.


Музыка леса. 1903 г. Лес. 1907 г.

 Музыка леса. 1903 г.  Xолст, масло. 76,0 X 58,8.
 Лес. 1907 г. Бумага, пастель. 62 X 72.8.

Спустя несколько лет, в 1907 году, уже на вершинах мастерства, художник создает еще одну картину – «Лес». Здесь идея одухотворенности природы выражена еще более ясно. Сквозь рисунок деревьев чудесного леса отчетливо проступают облики стихийных существ, наполняющих особой жизнью эту картину. Надо отметить, что лес, в представлении Чюрлениса был символом, душой его родины – Литвы, которую он страстно любил. Так три разных произведения стали музыкально-художественным гимном стихии леса.

Фуга

Особое место в живописи мастера стали картины, в которых он напрямую обращается к музыкальным жанрам. Владение тонкостями композиторского мастерства помогло ему проявить в живописных полотнах законы музыкального творчества. Одним из таких произведений является «Фуга».

Чюрленис в музыке оставил очень значительное полифоническое наследие, и инструментальное, и вокальное, полифоничность чувствуется и в его живописи.

Несколько слов о полифонии – особом складе музыки, которая возникает из одновременного звучания нескольких (2-х и более) равноценных мелодических линий, называемых голосами. Полифония была ведущим музыкальным складом от Средневековья до первой половины 18 в., и достигла своего высочайшего развития в творчестве Иоганна Себастьяна Баха.

Вершиной полифонической музыки стала фуга – жанр, основанный на одной, как правило короткой теме (музыкальной мысли), которая звучит последовательно в нескольких голосах. Музыкальная ткань произведения таким образом формируется из равноценных и самостоятельных мелодических линий.

В фуге различают три раздела: экспозиция, в которой тема проводится последовательно во всех голосахразработка, где происходит развитие музыкальной мысли и реприза, завершение и повторение главных музыкальных образов.


Фуга. 1908 г.

Фуга. 1908 г. Бумага, картон, темпера. 62, 6 X 73 

А теперь вглядимся в картину, которую Чюрленис назвал таким неожиданным музыкальным именем. На первый взгляд, перед нами лирический, немного фантазийный пейзаж. Ели окружают неподвижную гладь озера, в котором отражаются причудливой формы то ли скалы, то ли клубы тумана.

Сразу можно различить три плана – в верхней части, в середине и внизу. Это своего рода экспозиция, разработка и реприза фуги.

Наше внимание привлекают ели, который проходят по всем планам картины. Это, безусловно, тема фуги. Интересная подробность - ели, в отличие от скал, отражаются «неправильно» - отражения не совпадают с елями на «берегу». На самом деле мы видим здесь один из полифонических приемов – инверсия, зеркальное отражение темы, при которой каждый   восходящий интервал заменяется нисходящим такой же величины и наоборот.


   Фуга. Фрагмент Сказка о королях

Фуга (фрагмент)
Сказка о королях.  1908 г. Холст,  темпера. 75, 3 X 70,2

Другим не менее важным элементом картины являются «скалы», которые при ближайшем рассмотрении обнаруживают сходство с замками (очень важным мотивом живописи Чюрлениса) и с силуэтами склонившихся в задумчивости фигур. Можно даже заметить очертания корон на головах. Короли, Владыки мира – очень важный для Чюрлениса образ, один из лейтмотивов его живописи. В структуре музыкальной фуги этот элемент соответствует или противосложению, которое звучит одновременно с темой, или интермедии между проведениями темы. В фуге они обогащают и дополняют музыкальную ткань.  

Так образ Природы-Ели соединяется в Фуге с образами Творцов и их творений. Они не противоречат друг другу, не конфликтуют, сливаясь в репризе, где ели становятся почти не отличимыми от «замков». Гармония, равноценность всех голосов произведения выражены в картине гармоничным сочетанием образов, близостью колорита, которые рождают ощущение равновесия и высокой духовности, свойственной лучшим образцам полифонической музыки. 

Соната Солнца 

Соната, а точнее сонатно-симфонический цикл, является сложнейшей формой инструментальной музыки. В этой форме пишутся не только сонаты, и симфонии, но также концерты, увертюры, другие крупные произведения. Эта форма позволяет композитору выразить самые сложные идеи и замыслы, подняться до вершин философских обобщений. Композитор может создать в этой форме целую Вселенную, миры разных состояний духа.

Сонатно-симфонический цикл состоит из нескольких частей (как правило из 3 – 4) [2], объединенных общим замыслом.

 1 часть – сонатное allegro (итал. «скоро», обозначение быстрого темпа). Это самая сложная часть, напряженно-действенная, наполненная внутренним конфликтом между двумя и более контрастными музыкальными образами. В музыкальной теории их называют главная, связующая, побочная и заключительная партии.

Так же, как и в фуге, в сонатном allegro три раздела – экспозиция, разработка и реприза. Но если в фуге эти разделы плавно перетекают друг в друга и часто даже незаметны слушателю, то в сонате они четко разграничены.

В экспозиции показаны контрастные музыкальные образы, в разработке они сталкиваются, взаимодействуют, вступают в борьбу, в результате которой в репризе эти образы изменяются. Именно сонатное allegro более всего похоже на наш мир – мир противоречий, конфликтов и борьбы.

2 часть сонатно-симфонического цикла [3] – лирическая, медленная, погружает нас в мир спокойствия, созерцания, внутренней гармонии.

3 часть [4] – подвижная, часто танцевального характера, словно переносит нас в причудливый, непредсказуемый, изменчивый Мир Тонкий.

4 часть – финал, который завершает, синтезирует все предыдущие части. В нем иногда встречаются темы из предыдущих частей, и всегда это итог, вершина всего цикла, Мир Высший.

Чюрленис-композитор создал две сонаты для ф-но, которые, к сожалению, не сохранились. А Чюрленис – художник создал семь циклов картин, названных Сонатами. Сами их названия зачаровывают– Соната Весны, Соната Ужа, Соната Звезд, Соната Пирамид.

Самой первой из них стала Соната Солнца, созданная в 1906 - 1907 гг.

Во всех своих Сонатах Чюрленис использовал традиционные музыкальные названия частей. И в этой сонате части называются: Allegro, Andante, Скерцо и Финал.


 Соната Солнца. ч. 1, Alltgro

Соната Солнца, часть 1,  Allegro.  Бумага,  картон, темпера. 63 х 59,5

 Два главных образа этой части – Солнце, яркое и юное -  и Замок. А еще парящая птица, словно связь между этими мирами – образами. Композиция картины очевидно трехчастная: верхний левый угол – экспозиция, показывающая главные образы картины, разработка – диагональ от верхнего правого угла до нижней части картины, заполнена потоком маленьких Солнц и птицами, парящими среди них. Именно эти образы сталкиваются в разработке. И почти половину пространства картины занимает реприза, которая как бы суммирует и обобщает результаты столкновения образов первой части Сонаты. Мы видим во всех подробностях грандиозное строение, сквозь промежутки башен и куполов его просвечивают маленькие Солнца, рождающие образ Утра Мироздания. Так Храм-Замок становится основным образом репризы и всей 1 части, словно подчиняя себе само Солнце. В музыке такое прием называется зеркальной репризой, это означает, что музыкальный образ, бывший в экспозиции главным, меняется местами с контрастным ему побочным.


Соната Солнца. ч. 2, Andante

Соната Солнца, часть 2, AndanteБумага,  картон, темпера. 63.2 х 58,4 

В музыке вторая, медленная часть сонатно-симфонического цикла, обычно пишется в трёхчастной форме, где первая и третья части похожи (или одинаковы), а вторая часть имеет немного другой характер. Возникает своего рода арочная конструкция формы [5].

На картине эта особенность формы отчетливо выражена в трёх планах.

Верхняя часть картины занята потоками лучей света, словно бьющими из плотных облаков, в очертаниях которых скрыты пирамиды, символ Вечности. Эти потоки столь плотные, что напоминают коринфские колонны.

Нижняя часть – как бы продолжение этих потоков света.

Средняя часть картины изображает некий мир, видимый сверху. Мы можем различить извивы рек, нечто вроде небольших групп деревьев с пышными кронами. Этот мир контрастен миру солнечных лучей, он более подвижен, изменчив.

Основное настроение картины – торжественное спокойствие, мощь и соразмерная гармония Мира Горнего, причудливые извивы мира земного, застывшего под живительными лучами Вечности. Так реализуется в картине торжество Космического Полудня, ощущение мира Надземного, в котором мы оказались после контрастов и противоречий 1 части, - и трёхчастность музыкальной формы.


  Соната Солнца, ч. 3, Скерцо

Соната Солнца, часть 3,  Скерцо. Бумага,  картон, темпера. 63 X 59,5 


В музыке это быстрая, причудливая часть, своей лёгкостью напоминающая о Мире Тонком, полном иллюзий, обманчиво красивом и непостоянном.

Перед нами сад, полный цветами, похожими на огни и бабочками, подобными цветам. Причудливые деревья напоминают некоторые из тех, что мы видели во второй части. Подобие легкой ограды формирует впечатление  трехчастности.  Все части картины связывает река, извивами своими также напоминающая среднюю часть Andante Сонаты. Солнечный диск, по-вечернему низко над горизонтом, почти неотличим по цвету от жаркого неба, небо сливается по цвету с рекой. Всё лёгкое, причудливое и нереальное. Недаром в переводе с итальянского «скерцо» означает шутку.


Соната Солнца, ч. 4, Финал

Соната Солнца, часть 4, Финал. Бумага,  картон, темпера. 63 X 59,7 

В музыке финал сонаты есть обобщение содержания всех предыдущих частей, их синтез.

В картине мы попадаем в неожиданно иной мир. В нем нет солнца, почти всё пространство картины занято огромной паутиной, символом ничем не тревожимой неподвижности. Кольца паутины напоминают о музыкальной форме рондо, в которой часто пишутся финалы в сонатно-симфоническом цикле [6].

За паутиной смутно различимы огоньки звезд, темные облака туманностей. Погружены в глубокий сон Короли – Демиурги земного мира, они застыли на ступенях разрушенных Замков. Это даже не ночь, это Пралайя.


Соната Солнца, ч. 4, Финал (фрагмент)

Соната Солнца, ч. 4, Финал (фрагмент)

И над этим нерушимым вечным покоем – неожиданно – видна часть гигантского призрачного колокола. Его язык-било неподвижен, паутина опутала его край, уже давно не звучит его голос. Но на нижней части колокола мы видим образы всех предыдущих частей Сонаты – юное Солнце, Замок, гигантская птица из первой части, торжественные и величественные колонны полуденного света, бьющие из облаков в Andante, река, деревья, почти погасшее солнце из Скрецо. Образы всех предыдущих частей собраны на умолкшем колоколе. Но важно то место, где расположены эти символы. Именно эта часть колокола называется ударным кольцом или звуковым поясом, именно в эту часть колокола ударяет язык и именно здесь возникает звук, голос колокола. И мы понимает, что ночь не вечна. Придет время, пробудятся от сна Короли, коснутся языка колокола и с первым его звуком образы вновь оживут, начнут свою новую Манвантару.

Так традиционная музыкальная форма сонатно-симфонического цикла стала для Чюрлениса возможностью нарисовать грандиозный образ Мироздания, путь Солнца в Вечности, и гимн прекрасной Земле.

Это результат восприятия художником звука как цвета, мелодии как образа, музыкальной формы как композиции картины. Таков результат синтеза музыки и живописи, который открывает новые пути в искусстве.

Неслучайно Н.К. Рерих назвал Чюрлениса «не новатор, но новый». Он действительно творец Нового, провозвестник новой эпохи грядущего Синтеза.

Использованная литература:

1.  Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 2, 2-е издание./ М.: Международный Центр Рерихов. 2000.
2.  Эткинд М.Г. Мир как большая симфония. // Л. 1970.
3.  Ландсбергис В.В. Творчество Чюрлёниса (Соната Весны). / Издательство «Музыка». 1975.
4.  Музыкальный энциклопедический словарь / Гл. ред. Г.В. Келдыш. - М:. Советская энциклопедия. 1990.

Садовская И.А.

Доклад (в сокращении) прозвучал на Международных онлайн-чтениях в рамках фестиваля "Рерих и Чюрленис. Космизм в творчестве," 26 октября 2021 г.


Примечания:

[1] Стоит отметить, что эта модель получила продолжение в СССР, где в 60 – 70 годы была создана сеть институтов культуры, в которых преподавались и взаимодействовали самые разные направления искусства и культурной деятельности. Многие из этих институтов существуют и сейчас.

[2] Хотя встречаются двухчастные («Неоконченная симфония» Ф. Шуберта), пятичастные (Фантрастическая симфония Г. Берлиоза) и даже одночастные (симфонические поэмы Ф. Листа, в которых одночастная форма как бы «вбирает» в себя все элементы сонатно-симфонического цикла).

[3] Она традиционно называется по обозначению темпа – Andante, Adagio, Largo.

[4] Менуэт или Скерцо.

[5] В музыковедении схема трёхчастной формы обозначается A – B – A1, это означает, что первая и третья части произведения построены на одном музыкальном материале, а средняя, вторая часть им контрастна.

[6] Рондо (от rond – круг) – музыкальная форма, в которой неоднократные (3 и более) проведения главной темы, рефрена, чередуются с отличающимися друг от друга эпизодами.


 Главная   >   Журнал "Восхождение"   >   Светочи Культуры     Опубликовано: 1.10.2021