Центральная Азия

 

   

 

Центрально-Азитская

экспедиция

Николая Рериха (1923 - 1928 гг)

К 80-летию прохождения

по территории Казахстана

 

 СПРАВКА. Николай Рерих(1874-1947г.г.). Академик, художник, историк, археолог, общественный деятель, писатель, путешественник, мыслитель. Написал более 7000 картин. Выдающийся деятель культуры. Организатор международного движения в ее защиту. Инициатор «Пакта Рериха» и Знамени Мира. Основатель института Гималайских исследований «Урусвати». Руководитель ряда экспедиций по срединной Азии. Автор серии публицистических статей и очерков, посвященных вопросам охраны памятников культуры, великому доисторическому переселению племен и народов, воспитанию молодежи, высочайшим проявлениям духа человеческого, путям эволюции и др. 

Трудно увидеть высоту вершины, находясь у ее подножия. Многие ее просто не замечают и любуются мелкими кочками. Но большое видится на расстоянии и потому только издалека в полной мере можно оценить и восхититься ее величием, красотой и сиянием.

Так говорят на Востоке.

Обращаясь к творчеству Николая Рериха, мы вспоминаем эту притчу. Удивительно много им было сделано в пространстве культуры. Он стоял у истоков многих культурных начинаний, многие его идеи, тогда, в начале 20-го века были непривычны, ломали устоявшиеся понятия и традиции, встречали глухое сопротивление разного уровня «авторитетов». Но сегодня, по прошествии десятков лет, всем ясно, что охрана объектов старины – задача общая и неотложная, что культурность требует воспитания, что исторические корни многих народов – едины, что продвигают эволюцию человечества - культурные герои, исторические и анонимные, что пути познания – в развитии науки и искусства, в духовной утонченности. Истины сегодня очевидные. 

Центрально – Азиатская экспедиция в жизни и творчестве Рериха занимает особое место. Можно предположить, что вся предыдущая деятельность была подготовкой к ней, а вся последующая – реализацией идей, рожденных в многолетнем странствии. Индия, Восток всегда притягивали Рериха, как сильный магнит. Еще в петербургский период  он изучал монгольский эпос, историю религий, внимательно следил за востоковедческими публикациями, знакомился с отчетами исследователей Азии. Мало кому известно, что Рерих серьезно занимался археологией, состоял членом Императорского Русского Археологического общества, исследовал захоронения  древних курганов и летние месяцы проводил на раскопках. Находки требовали систематизации и обобщений. Ясно прослеживалась общность славянских, скандинавских и некоторых других европейских народов с восточными истоками. Рождались вопросы, ответы на которые можно было получить только там, в срединной Азии.

Опустим подробности. В силу разных обстоятельств Рерих с семьей попадает в Индию только в 1923 году. Рерихи осматривают исторические памятники на острове Элефанта, в Джайпуре, Дели, Агре, Сарнатхе, Бенаресе, Калькутте. Один город сменяет другой. Каждый из них имеет неповторимую историю, опаленную временем.

Дольше всего Рерихи пробыли в Сиккиме, в Дарджилинге, пред ликом великой Канченджанги, снежные вершины, которой изображены на многих картинах Николая Константиновича. Отсюда было организовано несколько экспедиций по Сиккиму и Бутану. А далее – формирование каравана в Кашмире и долгий, трудный путь через Ладак, перевалы западных Гималаев, Синцзянскую область Китая к границе молодой советской республики. Впереди – долгожданная встреча с родиной. Позади скрылись отроги Тянь-Шаня, Небесных Гор, а далеко впереди, к северу, показалась легкая линия Тарбагатайского хребта. Обсуждается дальнейший путь. Предлагаются три комбинации. Одна – на Кульджу, оттуда мотором через Верный до Ташкента и прямым поездом на Москву. Вторая – Чугучак, Семипалатинск, Новосибирск. Третья – Тополевый Мыс, Зайсан, Иртыш, Семипалатинск, Новосибирск. Заманчив путь пароходом по Иртышу, «среди долистых и холмистых далей». Его и выбирают. Вот и пограничный пост Кузеюнь – граница советского Казахстана.

А далее, друзья, обратимся к первоисточнику – дневниковым записям Николая Рериха. В них и радость встречи с Родиной, и описания природы и мест, уже изменившихся или вообще исчезнувших,  колорит и дух той эпохи. Страницы дневника – бесценный документ о «днях давно минувших». Перечитаем некоторые строки. 

«28 мая. Здравствуй, земля весенняя, в твоем новом уборе! И еще травы, и еще золотые головки, и белые стены пограничного поста Кузеюнь. Выходят бравые пограничники. Расспросы. Общая забота сделать нам так, как лучше. Где же грубость и невежественность, которыми мог бы отличиться заброшенный, не помеченный на карте маленький пост?! Следует долгий внимательный досмотр вещей. Все пересмотрено. Извиняются за длительность и хлопоты, но все должно быть сделано без исключения и по долгу. Вот и начальник поста. Вот и семья его помощника Ф. Ночуем на посту». 

«29 мая. Поехали утром до села Покровское, 70 верст по чудесной гладкой дороге. Горы отступают. Снижаются. Киргизские юрты. Любопытные всадники. Бодро бежит сытый вороной конь верхового. Зеленая пограничная фуражка. Первый поселок – Рюриковский. Низкая мазанка. Видны уже белые стены и скудные сады. Здесь климат суров. Овощи не растут – их уничтожает мороз. Но теперь уже началась летняя жара. … Вот и Покровское. Больше белых домиков. Выходит нам навстречу комендант. Вот и начальник стражи. Вот и помощник коменданта. Наперерыв стараются размещать нас по своим скромным квартирам. Еще больше вопросов. Еще настоятельнее ждут поучительных ответов. Хотят проверить свои сведения с нашими. … Приходят к нам вечером, до позднего часа толкуем о самых широких, о самых космических вопросах. Где же такая пограничная комендатура, где бы можно было говорить о космосе и о мировой революции?! Радостно. 

Настоятельно просят показать завтра картины и потолковать еще. На каком пограничном посту будут так говорить и так мыслить?»

«30 мая. С утра смотрели картины. Люблю этих зрителей без предрассудков. Свежий глаз и смотрит свежее. Толковали о разнице понятий культуры и цивилизации. Замечательно, что на Востоке так легко понимают это различие. И еще замечательно: это сознание долга и дисциплины. В этой жажде знания – все реальное будущее и весь свет труда. … Надо сказать, что эти пограничники - красноармейцы мыслят гораздо шире многих интеллигентов». 

«31 мая. Джембаев на коне проводил нас в степь. Сердечно простились. Проехать 45 верст до Тополева Мыса до синего Зайсана. Взгорья и холмы. Пологие курганы. Седая трава и ярко- красные откосы. Аилы киргизских юрт. …Вот синеет Зайсан; за ним белеет гряда Алтайских гор. Не сама ли Белуха? 

Вот и Тополев Мыс, приземистое селение с белыми мазанками. Хороший пароход «Роза Люксембург» вчера ушел, и нам придется ехать на «Алтае». Будем стоять у старухи Федоровой.

Пьем чай. Едим творог со сметаной. На стене висит Никола и премия «Нивы»: «Ломоносов показывает электрическую машину Екатерине». Приходят племянники Федоровой, бывшие красноармейцы. Интеллигентно толкуют о Китае, о Корее, о Чжан Цзо- лине. Хотят достать нам окуней и карасей из Зайсана. На окнах – красные и лиловые прим-розы и всегдашняя герань. … Сколько легенд будет ходить о нашем проезде! 

«1 июня. Вместо «Алтая» пришел самый плохой пароход «Лобков». Ну что ж – не судьба ехать на хорошем пароходе, наш возчик лишил нас этого. Озеро похоже на жемчужную сетку. Сегодня видна святыня калмыцкая – гора Сабур или, вернее, Саур.

«Лобков» оказался совсем уж не так плох, как о нем говорили. Ламу и Рамзану устроили на верхней палубе. Все разместились. 

Опять диковина: еще на сходнях около нас собираются грузчики и просят им «рассказать». На верхней палубе нас окружает целое кольцо людей всех возрастов. И все они одинаково горят желанием знать. У каждого свой способ подхода, у каждого свои сведения, но у всех одно жгучее желание – узнать побольше. И как разбираются в рассказанном! Какие замечания делают! Кому нужно знать экономическое положение стран, кто хочет знать о политике, кто ищет сведений об индусских йогах, говоря: «Вот где истина». Народ, который так хочет знать, и получит желанное. Подходит мальчик, хочет с нами путешествовать. У Юрия в тесной каюте скопилось четверо, дружно толкуют. Над пристанью более не слышно ругани. Спорится работа народная.» 

«2 июня. Вот так бы учился лет тридцать, не переставая, да вот заработок мешает, - говорит рабочий на пароходе. И глаза его горят настоящей жаждой знания. … Пришли утром просить прочесть лекцию о нашем пути. Команда парохода и пассажиры просят. 

Еще ночью покинули озеро Зайсан и поплыли между пологими степными берегами еще узкого Иртыша. Вода малая сейчас, и пароход не один раз проходит мели. На носу промеряют глубину. Несутся те же возгласы, как, бывало, на верховьях Волги. Селения киргизского типа. Кое-где стада. Много гусей и всякой дикой водяной птицы. 

После обеда была беседа. Вся команда и все пассажиры третьего класса собрались тесным кольцом, и все слушали новые сведения с напряженным вниманием. Не игра, не сквернословие, не сплетни, но желание знать влечет этих людей. И они узнают. Трое беспризорных едут на родину, для них собирают деньги на проезд. И трогает и дает новые силы это явление растущей силы народа.

Показались зеленые холмы. К вечеру дойдем до гор. К шести часам доехали до села Баты; русские домики уже начинают преобладать. А там и горы, и грозы над горами. Изумительный эффект от светлой степи под синими горами и под волнистыми облаками. Такое облачное богатство давно не видали. 

Поздний вечер до полуночи занят беседой с народным учителем о йогах, об общинах Индии, о перевоплощениях. Все эти вопросы здесь очень насущны, и люди живут ими. Ведут между собой переписку. Задают сложные, продуманные вопросы. Весело видеть ищущих, для которых денежный знак заслонен вопросами реального строительства жизни. Не в теоретическую аптеку повелительно зовет жизнь этих людей, а к построениям, возведенным руками человеческими. Таких народных учителей много. Они общаются друг с другом и ждут новых сведений. К полуночи добрались до Нового Красноярска. К пароходу вышла целая толпа. Нигде нет сквернословия.» 

«3 июня. С утра плывем в больших утесах. Серые глыбы сгрудились до самого течения реки. Иртыш стал уже, и еще стремительнее стало течение. А там деревянный городок Усть-Каменогорск, и за ним кончаются горы. Иртыш развернулся в широкую судоходную сплавную реку, а на горизонте виднеются отдельные гребни и пирамиды ушедших гор. Прощайте горы! 

Опять приходят люди с вопросами, и все о том же: об учении жизни, об Индии, о путях истины. Большая часть дня занята такими беседами. … Вот где насущно нужно то, что на Западе попирается. 

Мы решаем от Семипалатинска до Омска следовать по Иртышу пароходом. … На пароходе и с людьми больше общения, и воздуха больше. Сейчас прохладные дни и холодные ночи. Говорят, уже три года, как заметны перемены климата. Нет жары летом, но и зима студена.

Поздним вечером опять беседа и опять на те же темы. Прямо удивительно воочию убедиться, куда направлено народное сознание. Уже поздно, но приходят матросы и просят дать им статью в их газету. И вот первый «привет Востока» пишется для матросской газеты. Всячески хотят помочь эти обветренные трудящиеся люди. Замечательные сердца! Новые друзья просят: «Позвольте писать вам…» 

«4 июня. Семипалатинск. Три часа утра; перегрузка на пароход «8 февраля» до Омска. Решили ехать пароходом, ибо по алтайской железной дороге поезда идут медленно – 20 часов до Новосибирска. Опять встречаем заботливость и желание всячески помочь нам. Дают письма в Совторгфлот в Омске, где нам помогут получить места в международном вагоне. Заходим в книжный склад, не видим ни одной пошлой книги. Масса изданий по специальностям. И это все в пограничном захолустье, в уединенном Семипалатинске. Рядом стоят и белые каменные дома, и серые деревяшки; как будто все то же самое, но жизнь иная. 

Под пароход подтянуло лодку и опрокинуло течением. Дружно бросаются помочь беднягам. По пароходу бродят любопытные детишки. Нет в них забитости, нет наглости – есть та же пытливость. А Иртыш уже развернулся в могучую широкую реку, по ней гонят плоты; ими управляют, может быть, кержаки староверы». 

«5 июня. … Юрты почти кончились. Степь. Низкие сосны и кустарник. За окном беседуют два молодых рабочих. Говорят об организации местного театра, о трудностях с костюмами и освещением. Говорят так, как и в столице редко услыхать можно. Пограничники толкуют о буддизме: понимают, что это не религия, а учение; что Будда – человек, явная историческая личность; интересуются рукописью об Иссе; толкуют о великой материи. Откуда это ценное, ясное мышление? Ибо все это внутреннее содержание духа коммунизма – его стремление к красоте. 

А вот идет бородатый крестьянин из Нижнего Новгорода и скорбит о том, что люди не понимают пользы практического объединения: «И все-то норовят отделиться в деревне, а как способнее скопом хозяйствовать». 

«6 июня. Некоторые люди боятся гор и уверяют, что горы их душат. Не боятся ли эти люди и больших дел?

Еще шире Иртыш. Экая стремнина!

Пожелтел Иртыш, и пошли белые гребни. Теперь верим, что здесь мог Ермак утонуть. Пришли от команды парохода; просят дать статью в их газету. Не успел написать: «Великая рука Азии», а тут еще идут представители матросов с просьбой прочесть им лекцию. Вот это называется – стремление. Вот это поиск – нет ли где еще нового, нет ли полезного, чтобы просветиться. На картине «Сон Востока» великан еще не проснулся, и глаза его еще закрыты. Но прошло несколько лет, и глаза открылись, уже великан осмотрелся и хочет знать все. 

…На пристанях все гуще и гуще толпа. Павлодар точно высыпал к пароходу. Малыш спрашивает другого, совсем крохотного: «А ты пионер?». Интересно отметить легкость передвижения людей, столь характерную для нынешнего времени. Послушайте разговор: тот из Камчатки, теперь в Семипалатинске; этот из Кронштадта, теперь в Павлодаре; этот побывал в Сеуле и в Бухаре. Этот от границ Польши; этот из Нижнего Новгорода, теперь на Алтае. Ведь крылья растут. Все возможно и все доступно. И уходит главный бич жизни – страх и предрассудки …» 

«7 июня. … Вот рабочий рассуждает о религии. Слушайте, как широко, реально и практично судит он о применении новых методов. Вот он перешел к вопросу о пьянстве, и опять слышится здоровое суждение. Вот он толкует о дисциплине в армии; не удивительно, что такая армия представляет грозное своей сознательностью целое. Вот он оценивает экономические условия. Без вредного шовинизма он учитывает вопросы хозяйства. В его руках цифры и сопоставления. Говорит о налаженной работе народа со специалистами. Нет ни ложного пафоса, ни хвастовства; спокоен жест руки, и безбоязненно смотрят серые глаза. 

Вот опять народный учитель. Тот, который работает двенадцать часов в сутки за 36 рублей в месяц. Он и учитель в трех школах, и режиссер, и народный лектор, партийный работник. Послушайте, как любовно он говорит о лучших методах преподавания; как он бережлив с индивидуальностью детей и как следит за достижениями науки. Сейчас едет, чтобы пройти дополнительный курс на биостанции.

А вот латыш – командир полка. Жена его шепчет: «Что делать с ним? Все, что имеет, раздает. Найдет каких-то бедных старушек, выдает им пенсию. А чуть скажешь ему, отвечает: «Да ведь ты сыта. Лучше я сам есть не буду». А ведь жалованье-то всего 125 рублей». Этот грозный латыш – убежденный партиец. И весело с ним говорить об эволюции материи. Это не тупой дарвинист, но реальный искатель и поклонник реального познания сущего. Радостно плыть по Иртышу и слышать о добром строительстве. Радостно не слышать никакого сквернословия и не видеть жестов пошлости. Радостно видеть углубление знания. … 

И как же будем без тебя, Азия? Но ведь мы и не уехали от тебя. Да и когда уедем? И где граница твоя, Азия? Какие задачи могут быть решены без Азии? Какое построение обойдется без камней, без заветов Азии? «Длинное ухо»  Азии слышит музыку сфер. «Великая рука» Азии возносит чашу. О длинном ухе Азии сложено много рассказов. О великой руке Азии повесть еще только пишется. Из Азии пришли все великие Учителя. Елена Ивановна читает письмо Махатмы. Лучше всего понимает письмо командир-латыш. Как понятно и ценно все его мышление. Потом я делаю доклад команде и пассажирам. Следуют вопросы. Так же как на «Лобкове» - напряженные вниманием лица. По откосам берегов еще лежит снег. Сегодня утром прошли селение Ермак и место, где утонул завоеватель Сибири. Рабочий поясняет: «Он бы выплыл, наверно бы выплыл, да доспех-то его на низ потянул». Так помянул рабочий героя этих студеных просторов». … 

А далее – Омск, краткосрочное посещение Москвы, затем Алтай, Монголия, трудные и опасные переходы через пустыню Гоби, непроходимые соленые Цайдамские болота, пятимесячное принудительное стояние на плато Чантанг в условиях высокогорной зимы, пересечение восточных Гималаев в малоизученных районах, при отсутствии карт и часто – проводников. И, наконец, Дарджилинг. Пятилетний круг странствий замкнулся. Завершилась крупнейшая экспедиция 20-го века по территориям срединной Азии. 

Постоянными членами экспедиции были старший сын Н.К.Рериха Юрий, лингвист и востоковед, и жена, Елена Ивановна Рерих, которая вместе с мужчинами преодолевала все тяготы пути и всегда являла собой пример мужества и неутомимости. 

Итоги экспедиции впечатляющи. Пройдено 35 перевалов, высотой от 4-х до 6,5 тысяч метров над уровнем моря. Некоторые из них впервые нанесены на карту. Пересечены две самые большие пустыни Азии – Гоби и Такла-Макан. Рерихом было написано в экспедиционных условиях более 500 картин, в том числе серии «Гималаи», «Его страна», «Знамена Востока» и другие. Собраны археологические, этнографические, геологические коллекции, в том числе уникальная коллекция письменных буддийских первоисточников и священных предметов буддийских и других верований. Были обнаружены следы великого переселения народов в незапамятные доисторические времена. 

На материалах Центрально-Азиатской экспедиции Рерихом был основан Гималайский институт научных исследований «Урусвати» для дальнейшего изучения обширных территорий Азии, истории ее племен и народов, культуры, уникальных природных условий. Институт имел филиалы в Нью-Йорке при музее Н.К.Рериха и в Кейлонге, столице Лахуля. Институт плодотворно сотрудничал с 285 научными учреждениями разных стран и континентов. 

Особая значимость экспедиции не только в том, что был собран огромный научный материал. Ее уникальность состоит и в том, что этот материал был осмыслен с широких философских позиций. Историческое прошлое народов определяло их современное положение и пути будущего развития. То, что Н.К.Рерих назвал культурным процессом, в котором человек, планета, Космос тесно связаны друг с другом.

Восемьдесят лет тому назад по территории Казахстана прошла уникальная экспедиция. Небольшой по времени отрезок многолетнего пути. Многое изменилось с тех пор, но мы понимаем, что след, оставленный в пространстве прошедшими путниками и есть тот самый культурный процесс, который будет неуклонно прорастать в нашем обществе.

Глущенко Л.И.

Рериховское Общество г. Алматы, Казахстан

2006 г.

 Опубликовано в республиканской газете "Новое поколение" № 23 от 9.06.2006 г.